?

Log in

No account? Create an account

[sticky post]  О ПРАВОСЛАВНЫХ АТЕИСТАХ.

Впервые Православным атеистом назвал себя доктор физико-математических наук, профессор С.П. Капица. Действительно, если есть у нас Православная вера, то рядом с ней должен быть ее антипод - Православный атеизм, как следующая, более высокая ступень развития национального самосознания и  научного мировоззрения личности.
Преамбула.

В Древнем мире, во времена языческого многобожия, люди познавали богов по стихиям Природы, изучая на уровне обыденного опыта свойства огня, воды, земли, ветра и пр. Так в общественном сознании постепенно сформировались основы Естествознания, способствовавшие затем переходу человеческой цивилизации от народных верований к научным знаниям, к атеизму и общему движению в сторону Прогресса по магистральному пути развития человеческого Разума.

Отклонением от движения к Прогрессу стало погружение общественного сознания в трясину монотеизма. Все, что в дальнейшем появилось с приставкой «моно»: "монополитика", "моноэкономика", "монокультурализм", "монополярный мир", оказалось губительным для цивилизации, поэтому в России сейчас актуален не бесплодный поиск «духовных скреп» в нашем мрачном религиозном прошлом, а "Православный атеизм" в качестве прогрессивной национальной идеи.

Православный атеизм (как мы это понимаем).
Пристальное изучение методом логического и интуитивного анализа понятий "право", "правда", "истина", "закон" позволяет сделать вывод, что феномен ПравоСлавия (ПравдоСлавия) возник в общинах "словен" и "русинов" как основной принцип обычного права, когда у этих народов утвердился обычай чтить и славить Правду-матушку, помогавшую людям в различных тяжбах и спорах, и отвергать Кривду, покровительницу Лжи и Обмана. Важно отметить, что в древности Правдой назывались не только не содержащие признаков обмана утверждения, но и имеющие силу закона судебники, княжеские уставы, грамоты, распоряжения. Летописцы отмечают, что князь Владимир, еще во времена язычества (т.е. до принятия крещения), "..пас свою землю Правдою, мужеством и разумом".

Кроме этого, истории хорошо известны списки наших древних источников права под названием "Правда Ярослава", "Правда Ярославичей". И когда позднее был составлен сборник законов, ставший конечным результатом кодифицированного развития Древнерусского права, его так и назвали: «Русская Правда». Вместе с этим пришло осознание, что славить нужно не только законы Природы, но и гражданские законы.  Так народное (языческое) ПравоСлавие (славление истины, закона) стало основным морально-правовым принципом жизни народа Древней Руси, органично скрепляющим духовные и гражданско-правовые отношения. По сути, православными в древности  становились все правдолюбивые и законопослушные люди, находившиеся под юрисдикцией русской Правды.  У народов других европейских стран в дохристианское варемя тоже были свои гражданские законы и они также назывались "правдами", но аналога русскому понятию "православие" в других языках почему-то не появилось.


Люди чужие и пришлые, чтобы остаться на жительство в общинах "словен" и "русинов", должны были принимать на себя обязательство "жить и дела вершить по Правде", соблюдая местные законы, обычаи, традиции. В противном случае им предлагали с миром покинуть общину. Таким образом любовь к Правде, Порядку и Справедливости в общинах взращивалась веками. Со временем Православие настолько срослось с душой и телом русского народа, что однажды слова "православные" и "русские" стали синонимами. Поэтому не случайно посещавшие Россию иностранные путешественники, характеру которых были свойственны хитрость и изворотливость, обращали внимание на удивительное для них правдолюбие русских. Например, итальянец Альберто Кампензе в своем отчете папе Клименту VII с удивлением писал: "Обман друг друга у них считается ужасным преступлением".

Из сказанного понятно, что ещё до принятия крещения Древняя Русь была истинно Православным государством со своим Православным Законом, основанном на народном обычае чтить и славить законы Природы и гражданские законы в виде «Русской Правды», формировавшем в людях такие замечательные качества, как правдолюбие, правдомыслие и законопослушание.

Это была гениальная национальная идея наших предков, которая и теперь ещё не утратила своей актуальности. Понятно ведь, что отказаться от принципа "чтить Правду", на котором должна быть построена вся жизнь истинно Православного общества и найти ему лучшую замену, практически невозможно. Тем не менее, после крещения Руси народное (языческое) Православие целенаправленно стало подавляться и вытесняться христианской церковью при пособничестве князей, которые первыми принимали новую веру. Постепенно истинное значение слова «православие» в народе забылось и начиная с 16-го века оно стало употребляться уже только для обозначения действующей в России ортодоксальной христианской веры и церкви.

Как известно, традиции атеизма и свободомыслия берут свое начало в философии Древней Индии, Древнего Китая, Древней Греции, Древнего Рима. С приходом в Древний Рим христианства римская цивилизация на долгие годы погрузилась во мрак средневековья, обагряемого кровью крестовых походов и озаряемого кострами святой инквизиции.

Осознание гибельной сущности христианского «окультуривания» Западной Европы постепенно привело к ослаблению влияния религиозной догматики и схоластики на жизнь западного общества. Это время историки называют эпохой Возрождения: возрождения идей атеизма, гуманизма, вольнодумства, научного просвещения, которые начали проникать, в том числе, в царскую Россию, где стали основной движущей силой Октябрьской революции 1917г.. Позднее в СССР в программы вузов был введен курс «Основы научного атеизма». К сожалению, в 1990-х годах на волне очередных революционных преобразований кафедры научного атеизма были превращены в кафедры религиоведения, ставшие удобным местом для рекрутирования студентов в ряды религиозных экстремистов.

Православные атеисты сегодня — это правдолюбивые, законопослушные граждане Р.Ф и всего Русского мира, которые никогда не были верующими, либо которые были воцерковлены, но затем стали атеистами благодаря полученному Образованию и Просвещению.
Православные потому, что сохранили в себе унаследованную от предков любовь к Правде и стремление к Славе в деле служения Истине, Порядку, Справедливости, что радикально отличает их от людей хитрых и изворотливых.
Атеисты потому, что не верят в сверхъестественных богов, придуманных человеком, с человеческим обликом и с человеческими слабостями, например, к подношениям. Они знают одного естественного Творца по имени Природа и убеждены, что сила не в Вере, а в Знаниях, основанных на достоверной, научной информации. Где есть Знания, там нет места Вере.

В вопросах морали Православные атеисты отдают предпочтение нормам светской гуманистической нравственности, включая трудовую этику.
В отношениях между собой — бесхитростны, миролюбивы, доброжелательны, галантны: «они никогда не убивают своих, не грабят, не обвиняют напрасно, не клевещут, не крадут, не зарятся на чужое добро, не предают, а если кого постигнет беда, то выручат его и в нужде помогут».

Православные атеисты терпимо относятся к верующим людям, в сознании которых ещё не произошло закономерного эволюционного перехода от веры к научным Знаниям.
Храмы Православных атеистов - храмы науки, культуры, искусства (школы, институты, университеты, академии наук, театры, музеи, библиотеки и т. д.) - источники светской духовности.

Православные атеисты понимают демократию как народовластие, основанное на принципе признания, соблюдения и защиты прав человека и основных свобод. Они убеждены, что привилегии демократии в полном объеме могут распространяться только на законопослушных граждан. Нарушители чужих прав, в соответствии с принципом справедливости, также заслуживают лишения прав соразмерно тяжести содеянного.

Для возрождения в современной России истинного Православия необходимо создать общественную организацию «Российское Движение Православных Атеистов» (РДПА), способное под руководством интеллектуальной элиты,  из числа ученых и педагогов разных уровней, сплотить в своих рядах всех правдолюбивых россиян под лозунгом: "Встань за Правду Русская земля!". Далее, необходимо написать новую редакцию Конституции Р.Ф., назвать ее "Правда Российской Федерации" где указать, что Православный атеизм (правдолюбие и законопослушание) является основным морально - правовым принципом жизни российского народа. Это будет способствовать формированию в России демократии, основанной на Правде. При этом все граждане, получая паспорт, а также все мигранты, получая разрешение на проживание в Р.Ф., должны будут брать на себя обязательство: "Жить по Правде". Все чиновники и предприниматели также должны будут давать Родине клятвенное обязательство: "Дела вершить по Правде", - и нести  ответственность за нарушение клятвы. Кроме этого, из числа православных атеистов в специализированных институтах повышения квалификации надо будет специально готовить кадры (как готовят кадры "спецназа") для дальнейшей работы во властных и силовых структурах.

Соответственно, во имя торжества Справедливости и возвышения собственного авторитета действующая ныне в Р.Ф. "Русская Православная Церковь", стыдливо удалившая из своего названия имя Христа и самовольно присвоившая себе благозвучные титулы "Русская" и "Православная", должна пройти процедуру государственной перерегистрации для исправления названия на: "Российская Правоверная (ортодоксальная) Церковь Христа» (как в Греции), сокращённо "РПЦХ", чтобы не вводить никого в заблуждение словами "Русская" и "Православная", поскольку христианская вера и церковь относятся не к русскому, а к авраамическому (т.е. еврейскому) духовному наследию, не имеющему ничего общего с русским народным Православием времен язычества.

Рассматривая проблему свободы нравственных воззрений в сфере сексуальных отношений, мы не можем оставить без внимания вопросы супружеского долга, верности, свободы и ревности. Сексологи говорят, что в сексуальные отношения должны вступать люди:

а) достигшие половой зрелости;

б) здоровые;

в) на равных правах (как равноправные партнёры);

г) с одинаковой целью (для удовлетворения взаимного сексуального интереса).

Кроме этого, ст. 21 Конституции Р.Ф. сообщает нам, что достоинство личности находится под охраной госукдарства. Поэтому, исходя из принципов гуманизма, следует признать, что сексуальное насилие, садизм, мазохизм, педофилия, зоофилия, некрофилия, копрофилия, урология и прочие сексуальные извращения, которые умаляют, унижают человеческое достоинство, не могут считаться благом, добром и должны отвергаться всеми нормальными людьми как вредные формы сексуального поведения.

Из сказанного понятно, что в условиях сексуальной демократии на первый план выходят равноправные партнёрские отношения, регулируемые правовыми и моральными нормами либеральной сексуальной культуры. В новых условиях мужчины и женщины выступают как два равноправных половых партнёра, которые должны уметь уважительно относиться к сексуальным интересам друг друга. Признавая наличие у себя потребности сексуального общения ради удовольствия, ради наслаждения, ради ощущения полноты счастья, один партнёр, должен понимать, что другой так же обладает такой потребностью. Поэтому в новых условиях супругам не следует стремиться к сексуальному закабалению друг друга, требовать или давать друг другу «клятву верности» в том виде, в каком её принято давать при заключении брака в патриархальных, пуританских, репрессивных общественных системах: «Никогда не возжелать другого или другую».

Дело в том, что всякая клятва имеет смысл лишь тогда, когда она выполнима, т.е. когда её исполнение прямо зависит от нашей воли. Сексуальная же природа человека устроена так, что сексуальный интерес к кому-либо возникает у нас, длится и исчезает, помимо нашей воли. Волевым усилием им невозможно управлять, поэтому в реальной жизни пуританская клятва верности, основанная на не зависящих от нашей воли требованиях, фактически является бессмысленной и часто нарушается. В патриархальных культурах 20% всех убийств и самоубийств совершается именно из-за нарушения клятвы верности. Поэтому при создании семьи надо учитывать, что лица, воспитанные в семьях с патриархальным укладом жизни и склонные к обостренному проявлению чувства ревности, совершенно не приспособлены к современным, свободным сексуальным отношениям. Им остается жить только по-старому.

Сказанное выше совсем не означает, что в новых условиях клятва верности не нужна вовсе. В современном браке либерального типа она не отменяется, не исчезает, а наполняется новым содержанием.

Понятно, что основная цель брака — рождение и воспитание детей. Причём, не вообще рождение, а рождение детей именно от мужа и жены, состоящих в законном гетеросексуальном браке. Только в такой семье понятно, кто папа, кто мама, где сын, где дочь, брат, сестра, дедушка, бабушка и как в будущем решать проблему наследства. Появление детей «на стороне» сразу создаёт массу неразрешимых проблем, поэтому мы стараемся этого не делать. Из сказанного следует, что понятие супружеской верности в условиях либерализации сексуальных отношений сохраняет свою актуальность, но ограничивается обещанием: «не рожать детей на стороне».

В таком виде, благодаря современным средствам предупреждения беременности, клятва верности становится выполнимой и её соблюдение становится прямой обязанностью каждого из супругов.

Всё остальное находится «во власти природы» и может служить извинительным аргументом при возникновении сексуальных связей «на стороне», так как после заключения брака за супругами сохраняется право на свободу сексуального общения с другими партнёрами. Однако, этим правом они могут пользоваться, а могут и не пользоваться никогда.

Человеку свойственно стремление к общению с разными людьми. Не составляет исключение и сексуальное общение. У других всегда есть что-то «другое». Оно не лучше, оно не хуже того, что уже имеется. Оно просто - «другое», часто трудно объяснимое. Это другое однажды вдруг начинает нас волновать, заставляет уделять повышенное внимание новому субъекту сексуального влечения и желать общения с ним. Особенно сильным бывает сексуальное влечение, возникающее «по любви». Кстати, в советское время считались оправданными сексуальные связи «по любви» даже если они были внебрачными. Но главным, конечно, остается семья. И особенно если там уже появились дети!

С рождением малыша у нормальных родителей просыпается родительское трепетное чувство к ребёнку, которое затем реализуется через любовь, внимание и заботу о нём. Постепенно, по мере взросления, у ребёнка формируется ответное трепетное чувство к родителям, которое также реализуется через любовь, внимание и заботу о родителях, особенно в старости. Такие отношения между родителями и детьми мы с полным основанием можем назвать гармоничными отношениями.

Построение гармоничных семейных отношений, основанных на взаимной любви, заботе и внимании между всеми членами семьи и сохранение такой семьи «всеми силами» — дело святое для каждого из супругов. Но без унизительных сцен ревности, членовредительства, убийств и самоубийств. Если «кто» и заслуживает здесь «высшей меры наказания», так это чувство ревности. Убить, задушить, заглушить его лучше сразу, ещё в зародыше, чтобы оно потом не убило вас, вашу семью или ваших близких. Ревность произрастает не из любви, а из эгоистичного чувства собственности , неуверенности в своих силах либо завышенной самооценки.

Ревность – не от ума!

В 1994г. в США в Федеральном бюро расследований (ФБР) было создано специальное подразделение, в задачу которого входила борьба с детской порнографией. Спустя десять лет президент Буш объявил «войну» всей порнографии, после чего ФБР была поставлена более широкая задача: борьба с непристойностями и незаконной порнографией. Директор исследований информационной политики вашингтонского Института Катона Джим Харпер в беседе с сотрудником радио Свобода в 2005 году высказал удивление тем, что ФБР обязали заниматься поиском непристойностей. Он признал, что нынешнее американское законодательство о непристойностях и порнографии вызывает у него беспокойство поскольку не отличается необходимой ясностью. "Оно позволяет правоохранительным органам следить за людьми на основе субъективных суждений о том, что допустимо и что не допустимо. Интерпретация понятия «пристойно-непристойно» в американском законодательстве меняется каждые 4-5 лет. И до сих пор в нём нет ясного понимания - что законно, а что нет".

А вот любопытное сообщение из Интернета, имеющее прямое отношение к деятельности ФБР по борьбе с детской порнографией:
«В Киеве более трёх лет успешно процветал бизнес, пока в июле 2004 г. не прекратил своё официальное существование. Как считают обвинители, модельное агентство LS, работавшее в сфере рекламы с привлечением к съемкам детей от 8 до 16 лет, на самом деле занималось изготовлением порнофильмов и фотоснимков, но такой факт так и не удалось доказать! Студия, в которой работали мини модели, была в самом центре Киева, также у фирмы имелись филиалы в Харькове и Симферополе. Рекламу для привлечения к съемкам давали через телевидение и общественные СМИ, а готовую продукцию распространяли через зарубежные Интернет сайты. Родителям девочек рассказывали о занятии их детей в модельном бизнесе. За час съемок платили от 50 до 200 гривен. Родители знали, чем занимаются их дети, однако никто в милицию не обратился. Так как в этом не было смысла. В студию были вложены немалые деньги, с пятью нулями. Множественные декорации, костюмы и тд. Все это при поддержке различных структур и организаций. В договоре с родителями указывалось, что съемки мини моделей возможны и в обнаженном виде. Ничьи права при этом не нарушались. Рамки закона ни кто, не переступал. Организация была подкована и с юридической точки зрения. Однако под давлением ФБР на Украинские органы были приняты соответствующие меры по закрытию студии».

Заметим, студия была закрыта не благодаря научно обоснованной аргументации, предъявленной суду стороной обвинения, а "под давлением ФБР". Власти США возложили на ФБР обязанность вести борьбу с непристойностью и порнографией, но не снабдили это ведомство научной методикой для производства экспертиз по этой категории дел. Созданная в России "Юридическая теория порнографии" появилась не случайно. Она нужна не только нам для внутреннего пользования. Потребность в ней имеется практически во всех странах ближнего и дальнего зарубежья, где борьба с распространением порнографии ведётся, но до сих пор нет научной методики производства судебных экспертиз для её выявления.

Вывод.
Проблемы, возникающие при перемещении через границы произведений эротического содержания, обязывают правительства разных стран принять и утвердить у себя научное определение понятия "порнография" для формирования единообразного представления о запрещенном предмете.

Для эффективного выявления порнографии, имеющей квалифицирующий признак «пропаганда развратных действий», работникам следствия, суда или дознания рекомендуется назначать комплексную сексологическую и искусствоведческую судебную экспертизу с привлечением к их производству экспертов-сексологов, обладающих знанием юридической теорией порнографии, способных профессионально охарактеризовать сексуальное поведение действующих лиц как нормальное или отклоняющееся от нормы; и эксперта-литератора, киноведа, журналиста, искусствоведа для идейно-тематического анализа исследуемого произведения.

Объектами данных экспертиз признаются произведения эротического содержания (рисунки, живопись, статьи, пьесы, романы, фотографии, кинофильмы, видеофильмы и пр.), фигурирующие в материалах дела в качестве вещественных доказательств.

Предметом анализа является содержание представленных на экспертизу произведений.

Непосредственным предметом в сексологических экспертизах следует признавать сексуальное поведение действующих лиц.

Основная задача сексолога - установить наличие или отсутствие факта изображения развратных действий и таким образом ответить на вопрос: является ли представленное на экспертизу произведение порнографическим?

Получение от эксперта-сексолога отрицательного ответа исключает необходимость производства искусствоведческой экспертизы.

Положительный ответ обязывает дознание или суд назначить, если она не назначалась, искусствоведческую экспертизу для производства идейно-тематического анализа выявленной экспертом-сексологом порнографии.

Задача искусствоведа - определить, с какой целью автор (или издатель) обратился к изображению развратных действий:

1) для изучения, разоблачения, осуждения, высмеивания либо;

2) для пропаганды, популяризации, рекламы развратных действий?

Предмет исследования и характер решаемых задач показывает, что получить научно обоснованный ответ на вопрос: является ли представленное на экспертизу произведение порнографическим?? - можно только в процессе производства сексологической экспертизы. Задача по обнаружению криминальной порнографии (категории «не-D») – это другая задача и решается она в процессе идейно-тематического анализа.

Назначение разных экспертиз по делам, возбуждаемым по ст. 242 УК РФ, позволяет максимально соблюсти изложенные в ст. 8 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» требования объективности, всесторонности и полноты исследований.

При подборе специалиста на роль эксперта по делам о порнографии следует обращать внимание на его отношение к предмету исследования. Нравственные и политические убеждения специалиста часто бывают причиной резко негативного его отношения не только к порнографии, но и к произведениям пристойной эротики, что может свидетельствовать о прямой заинтересованности лица (моральная выгода!) в исходе дела, ставить под сомнение объективность его экспертных оценок и служить основанием для заявления отвода эксперту.

При существующем положении дел в производстве судебных экспертиз участие юристов не требуется. Однако, учитывая специфику производства экспертиз по делам о порнографии, следует признать, что участие в них в качестве эксперта юриста-сексолога, обладающего знанием юридической теории порнографии, специальными знаниями в области сексуальных правонарушений, судебной сексологии, теоретически оправдано.

Особенно это касается производства предварительных экспертиз, когда производитель или распространитель эротических произведений, чтобы застраховать себя от случайного нарушения действующего законодательства, добровольно заказывает предварительную экспертизу в экспертном учреждении либо у частных экспертов. В таких случаях участие юриста-сексолога в производстве предварительной экспертизы не только допустимо, но и обязательно для составления юридически мотивированного экспертного заключения. Имея на руках такое заключение, заказчик может отказаться от дальнейшего изготовления или распространения своей продукции, если окажется, что она подпадает под действие ст. 242 УК Р.Ф. Либо он может внести по рекомендации эксперта необходимые изменения в содержание предмета предпринимательской деятельности, чтобы устранить обнаруженный в нём признак общественной опасности и сделать, таким образом, свой товар более приемлемым для дальнейшего производства или распространения.

Отрицательное заключение экспертов, полученное в результате производства предварительной сексологической, а при необходимости и искусствоведческой, экспертизы служит доказательством того, что в деянии производителя или распространителя произведений науки, искусства, ремесла эротического или порнографического содержания нет прямого умысла на пропаганду, популяризацию или рекламу развратных действий. По мнению автора, предварительная экспертиза, как специальная профилактическая мера по предупреждению преступлений, предусмотренных ст. 242 УК Р.Ф. способна радикально улучшить положение дел по профилактике криминальной порнографии.

Врач-сексолог и юрист-сексолог могут выполнять сексологическую экспертизу вместе либо единолично.

Производство сексологического исследования осуществляется путём прочтения, просмотра или прослушивания поступивших на экспертизу произведений науки, искусства, ремесла. В процессе исследования эксперт составляет подробное описание имеющихся в произведении сцен половой любви, половой жизни, с указанием, что именно демонстрируется в описываемых сценах. Например: сцена №1, мужчина и женщина в помещении на диване исполняют акт сексуального общения. Демонстрируются предварительные ласки, мастурбация, оральный секс, вагинальное, анальное сношение. После описания эротических сцен эксперт даёт им характеристику, примерно, следующего содержания: «во всех сценах данного произведения демонстрируются нормальные виды полового общения взрослых сексуальных партнёров. Изображение развратных действий, характерных для порнографии, отсутствует».

Указание на возраст действующих лиц имеет существенное значение для экспертизы по делам о порнографии. Заметим, в спектаклях или в фильмах всегда имеются действующие лица и их исполнители. В зависимости от данного обстоятельства произведения с признаками изображения педофилии бывают двух видов:

1)где и действующие лица, и исполнители бывают несовершеннолетние;

2)где взрослые исполнители играют роль несовершеннолетних.

И в первом, и во втором случае оно должно признаваться произведением с порнографическим изображением несовершеннолетних. После идейно-тематического анализа его можно будет отнести к порнографии той или иной категории (D) или (не-D) и решать вопрос о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела.

Если в произведении не только действующие лица, но и исполнители роли были несовершеннолетними, возникает необходимость решения вопроса об ответственности не только за пропаганду развратных действий в форме педофилии (если данному виду порнографии будет присвоена соответствующая категория), но и за сексуальные действия с несовершеннолетними на сцене или на съёмочной площадке.

После описания всех эротических сцен, а так же их характеристики, в экспертном заключении излагаются научно обоснованные и юридически мотивированные выводы.

Классическим примером для исследования произведения с фактом изображения педофилии служит роман В. Набокова «Лолита». В процессе сексологического анализа выясняется, что весь роман посвящён изображению сексуальных отношений взрослого мужчины и несовершеннолетней девушки. Данное обстоятельство позволяет эксперту достоверно утверждать, что роман В. Набокова «Лолита» является порнографическим.

После сексологического заключения следует идейно-тематического анализ произведения, в результате которого эксперт должен ответить на вопрос: с какой целью автор обратился к изображению в романе развратных действий в форме педофилии?

Ответ на данный вопрос автор сам чётко и ясно изложил в предисловии к роману: «У меня нет никакого желания прославлять «Г.Г.» (главного героя). Нет сомнения в том, что он отвратителен, что он низок, что он служит ярким примером нравственной проказы… Он ненормален.

Как описание клинического случая «Лолите» несомненно суждено стать одним из классических произведений психиатрической литературы. Но гораздо более важным, чем её научное значение и художественная ценность, мы должны признать нравственное её воздействие на серьёзного читателя, ибо этот мучительный анализ единичного случая содержит в себе и общую мораль. Беспризорная девочка, занятая собой мать, задыхающийся от похоти маньяк, - все они не только красочные персонажи единственной в своём роде повести; они, кроме того, нас предупреждают об опасных уклонах; они указывают на возможные бедствия. «Лолита» должна бы заставить нас всех – родителей, социальных работников, педагогов – с вящей бдительностью и проницательностью предаться делу воспитания более здорового поколения в более надёжном мире".

Из приведённого выше текста ясно, что автор не поощряет, не восхваляет, не рекламирует, а осуждает развратные действия в форме педофилии. Следовательно, роман В.Набокова «Лолита» не имеет признака общественной опасности и относится к разряду порнографии категории (Fxx).

Иногда на экспертизу могут поступать произведения, которые принадлежат таким культурам, где педофилия не осуждалась морально и не преследовалась законом. Например, в Древней Греции наиболее часто встречающейся формой гомосексуальных связей была связь взрослого мужчины с мальчиком. Такие отношения зафиксированы во многих дошедших до наших дней произведениях искусства, авторы которых прославляют, поэтизируют педофилию в форме педерастии. Согласно юридической теории порнографии эти произведения относятся к категории криминальной порнографии (Fxxx) и должны попадать под запрет. Но!

Издатель или руководитель выставки, которые в наши дни занимаются тиражированием и распространением подобных произведений, чтобы устранить признак общественной опасности в своих действиях и избежать конфликта с законом должны в предисловии к изданию или в аннотации к выставке чётко пояснить, что делают они это не ради пропаганды педофилии, а ради достижения общественно полезной цели. Например, ради ознакомления читателей или зрителей с фактом истории, имеющим научную или художественную ценность. Наличие такого пояснения даёт основание эксперту присвоить изданию или выставке категорию (Fxx).

То же самое относится и к произведениям маркиза де Сада. Они могут тиражироваться и распространяться в современном обществе только при условии сопровождения квалифицированным комментарием, в котором садомазохизм разоблачается как порок, как пережиток древних рабовладельческих отношений.





Новость для юристов, криминалистов, а также предпринимателей, занятых в сфере производства и распространения произведений эротического содержания. Материал публикуется с разрешения автора книги "Юридическая теории порнографии".

http://www.urlit.ru/Katalog/40-YUridich
------------------------

Преамбула
Во многих странах в период господства церковной цезуры широко распространилась борьба с порнографией. Непристойными считались любые произведения, которые по мнению строгих моралистов «наводят на сексуальные мысли и пробуждают сексуальное желание». В начале 20-го века, в условиях безграничного разгула пуританских репрессий, деятели литературы и искусства придумали хитроумную уловку в виде искусствоведческой теории порнографии для спасения произведений искусства от уничтожения. Это была псевдонаучная теория, основанная на ложном тезисе о свободе "настоящего искусства" от социальной ответственности. Тем не менее, она работала и помогала спасать музейную эротику от уничтожения.

В наши дни, в связи с прошедшими демократическими преобразованиями в российском обществе, проблема защиты «настоящего искусства» от преследований со стороны церковной или партийной цезуры исчезла. Соответственно, бесполезной стала и псевдонаучная искусствоведческая теория порнографии, специально предназначенная для противодействия цензуре.
Но, вместе с тем, возникла проблема законодательного регулирования деятельности по производству и распространению произведений эротического содержания, так как они бывают носителями не только полензной, но и вредной сексуальной информации, способной негативно влиять на поведенческие установки личности.

Понимание существа данной проблемы побудило автора заняться разработкой юридической теории порнографии, состояшей из научного определения понятия "эротика", научного определения понятия "порнография", схемы дихотомического деления понятий "эротика" и " порнография", а также системы классификации всех эротических произведений, которую можно было бы успешно применять в судебной практике.

1. Юридическое определение понятия «эротика».

В практической деятельности термин «эротика» используется не только для обозначения определённого вида психических процессов, обусловленных сексуальной природой организма, но и для названия произведений творческой деятельности на тему половой любви, половой жизни, поэтому для правоприменителей написано одно общее определение понятия «эротика», состоящее из двух частей: из определения понятия "эротика" в реальной жизни и в изображениях.

«Эротика (от греч. «эрос» - половая любовь) - половая чувственность: ощущения, чувства, эмоции, мысли, переживания, обусловленные сексуальной природой организма;

в изображениях - это произведения науки, искусства, ремесла на тему половой любви, половой жизни, предметом изображения которых является половая чувственность».

Согласно данного определения все произведения «про любовь», в которых отображены сцены «любовного переживания» независимо от степени профессионализма, художественности, откровенности показа предметов или событий половой любви, половой жизни,  есть эротика. Произведение в целом называется эротическим, если оно полностью посвящено указанной теме. Когда в произведении встречаются лишь отдельные любовные сцены или эпизоды, можно говорить лишь об отдельных эротических сценах или эпизодах.

2.Юридическое определение понятия "порнография".

Руководствуясь логическим приёмом написания определения «через род и видовое отличие», выражаемое формулой А=Вс, где «А» определяемое понятие, «Вс» определяющее понятие («В» - род, «с» - видовое отличие) и пользуясь морально-правовым критерием для выявления фактов изображения вредного (аморального и противоправного) сексуального поведения в произведениях науки, искусства, ремесла, мы можем написать научно обоснованный юридический вариант определения понятия "порнография".
«Порнография (от греч. «порнос» - развратник и «графо» - пишу) - это вид эротических произведений, предметом изображения которых являются развратные действия, квалифицируемые как: сексуальное насилие, садомазохизм, педофилия, зоофилия, некрофилия, копрофилия, уролагия».

В данном определении слова «эротических произведений» указывают на родовой признак порнографии (В), который роднит её с эротикой. Подробное перечисление статистически более часто встречающихся случаев изображения отдельных видов развратных действий указывает на признак видового отличия порнографии (с) от произведений пристойной эротики. Это делает определение достаточно ясным и понятным широкому кругу лиц.

Произведение называется порнографическим, если оно полностью посвящено изображению одного или нескольких видов сексуальных извращений. Если в произведении имеются лишь отдельные сцены или эпизоды с изображением сексуальных аномалий, можно говорить лишь об отельных порнографических сценах или эпизодах.

В целом понятия "эротика" и "порнография" находятся в таком же соотношении, как, например, понятия "птицы" и "воробьи". Понимать это важно, а смешивать или воспринимать их как совершенно разные предметы, недопустимо.

Написав определения понятий «эротика» и «порнография», мы раскрыли их содержание. Чтобы определить их объём и показать все предметы, которые в них мыслятся, необходимо воспользоваться приёмом, который в логике называется "дихотомией". Дихотомическое деление понятий «эротика» и «порнография» показано схемой (рис. 1)

Схема дихотомического деления понятий "эротика" и "порнография".                                                                        

                                                Рис -1

На рисунке показано, что понятие «эротика» (А) в целом состоит из двух понятий: из понятия «эротика», употребляемого применительно к реальной жизни, для обозначения половой чувственности (В); и понятия «эротика», употребляемого применительно не к жизни, а к произведениям науки, искусства, ремесла, в которых предметом изображения является половая чувственность (не-В). В зависимости от вида сексуального поведения человека эротика в жизни (В) делится на пристойное сексуальное поведение (С) и непристойное (аморальное и противоправное) сексуальное поведение (не-С), которое называется «развратные действия».

Все эротические изображения также делятся на пристойные (С) и непристойные эротические изображения (не-С), в зависимости от вида отображаемого в них сексуального поведения. Непристойные эротические произведения группы (не-С) называются порнографией (изображение развратных действий).

Юридическим основанием для дихотомического деления понятия «порнография» служит критерий цели, указывающий на идейную направленность произведения.

По идейной направленности порнография делится на два вида: на допустимую к обращению в обществе порнографию категории (D), и не допустимую к обращению в обществе (криминальную) порнографию, категории (не-D). На этом дихотомическое деление понятий «эротика» и «порнография» заканчивается.

Характерной особенностью порнографии категории (D) является то, что её автор или издатель осуществляют изготовление или распространение порнографии ради достижения общественно полезной цели: ради изучения, разоблачения, осуждения, высмеивания развратных действий. Таким образом, порнография категории (D) наделяется общественно полезной функцией в отличие от порнографии категории (не-D), где автор или издатель пропагандирует, воспевает, рекламирует развратные действия, пытаясь выдать зло за добродетель. Критерий цели указывает на наличие или отсутствие признака общественной опасности в порнографии той или иной категории.

Классификация эротических произведений.

Решение международного Криминологического конгресса (Брюссель 15-18 марта 1972г.), в части специально посвящённой вопросу борьбы с порнографией, гласит: «Право смотреть и читать эротические произведения, и право не смотреть, и не читать, являются равнозначными правовыми благами».

Вместе с тем, занимаясь объективной оценкой эротических произведений, нельзя не учитывать их способность возбуждающе действовать на половую чувственность потребителей. При формальном восприятии и при повышенной возбудимости организма эротические произведения могут доводить сексуальное возбуждение до состояния непреодолимого желания немедленной реализации возникшего сексуального интереса. В неблагоприятных условиях оно может служить побудительным мотивом к совершению правонарушений.

Для эффективной организации процесса сексуально-информационногообмена в Российской Федерации: в целях защиты несовершеннолетних от преждевременного прочтения или просмотра эротики, а также защиты прав и законных интересов взрослых граждан, не желающих смотреть, читать или слушать эротику, которая, хотя и является пристойной, но им не предназначена, а также порнографию, которая нежелательна всем гражданам, не испытывающим восторга от созерцания сексуальных извращений, власть, в соответствии с положениями ст. 55 Конституции РФ, имеет право ограничить свободу производства и распространения отдельных видов эротических произведений. Для этой цели все эротические произведения можно пометить на титульном листе или обложке носителя информации значком «F» (от английского слова «freedom»), показателем допустимой свободы производства и распространения произведений, и по степени возрастания признака общественной опасности разделить на четыре категории.

К первой категории (FF) можно отнести произведения, которые не вызывают никаких возражений со стороны общества и давно находятся в свободном обращении. К ним относятся произведения с изображением знакомств, встреч, ухаживаний, объятий, поцелуев, но ещё в одежде. Сюда же следует отнести и простые неэротические изображения сцен наготы. Значок (FF) в данном случае обозначает полную свободу производства и распространения (Full Freedom).

Ко второй категории (Fx) необходимо причислить изображения любовных сцен, которые обычно следуют за раздеванием героев, где их раздевание носит явно сексуальный характер: например, с целью демонстрации сексуальной привлекательности действующих лиц, их сексуальных достоинств, затем, предварительных ласк, объятий, поцелуев, включая показ самого полового акта независимо от степени откровенности изображения сексуальных сцен или событий. В данном случае значок (Fх) обозначает: свобода ограничена для лиц до 16 лет и взрослым гражданам, не желающим смотреть, читать или слушать эротику.

К третьей категории (Fxx) следует отнести общественно полезную порнографию, которая не имеет признака общественной опасности и потому не образует состава преступления. Здесь свобода производства и распространения тоже ограничена на один знак. Второй знак (х) указывает на то, что произведение является порнографическим, но не криминальным. Эти произведения не рекомендуются лицам моложе 16 лет и взрослым гражданам, не желающим смотреть, читать или слушать пусть и не криминальную, но порнографию.

К четвёртой категории (Fxxx) относится криминальная порнография, которая квалифицируется как «пропаганда развратных действий». На этом классификация эротических произведений заканчивается. Продолжение темы в статье № 21.

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

к проекту федерального закона

«Об услугах сексуального характера»

Автор: Куликов В.Н., 2003г., гор. Москва

ПРЕАМБУЛА.

Проституция - это вид предпринимательской деятельности по оказанию сексуальных услуг за плату. Здравомыслящие люди понимают, что запрещать проституцию в условиях рынка так же нелепо, как нелепо запрещать спекуляцию на рынке. Однако, запрет на такой вид предпринимательства в некоторых странах, включая Россию, существует до сих пор и надеяться на улучшение ситуации в этом деле не приходится, пока государственная власть в вопросах морали будет опираться не на нормы светской гуманистической нравственности, а на религию.

Инициатором  запрета на проституцию с давних времён была и остаётся действующая в России ортодоксальная христианская церковь. А основанием  служат принятые еще в Византии религиозные законы, изложенные в церковной книге «Правила святых вселенских соборов» и являющиеся обязательными для исполнения всеми служителями культа.

В периоды, когда та или иная вера в государстве обретает статус государственной религии, нравственные законы церкви, наряду с гражданскими законами, становятся обязательными не только для верующих, но и для всего гражданского общества. Когда же государственная власть замечает, что церковь переходит границы дозволенного и начинает соперничать с государственной властью за верховенство, а религиозные догмы начинают мешать развитию прогресса, происходит отделение церкви от государства, после чего религиозные каноны перестают быть обязательными для гражданского общества.

При этом церковь приветствует не вмешательство государственной власти в церковную жизнь, но сама старается всеми силами сохранить своё былое влияние на всё гражданское общество, не ограничиваясь влиянием только на жизнь религиозной общины. В особенности церковь старается сохранять влияние на сексуальную жизнь людей, подчинив её идеалу аскетизма. Через различные общественные организации религиозного толка и при попустительстве гражданских властей, церкви иногда удаётся устанавливать в обществе законы, нацеленные на поддержание режима всеобщего сексуального спокойствия граждан, но к демократии это не имеет никакого отношения.

НЕЛЕГАЛЬНАЯ ПРОСТИТУЦИЯ

Типичным примером превращения церковного правила в гражданский закон является запрет на проституцию. Принимая такой закон без должного научного обоснования и исключительно в угоду церкви, государство разворачивает против проституции по сути незаконные  репрессии. Оно вытесняет проституцию в подполье, ставит проститутку на один уровень с профессиональной преступностью, приглашает общество клеймить проституцию позором, низводя проститутку до статуса презренного существа, лишенного всяких человеческих прав.

Как существо бесправное, нуждающееся в покровительстве, она тут же попадает в объятия «возлюбленного» — преступника-сутенёра, в котором видит «сильную руку» хозяина. Между проституткой и «хозяином» складываются отношения типа «раб и властелин», т. е. рабовладельческие отношения, после чего начинается самая настоящая работорговля и эксплуатация проститутки: «хозяин» либо сам, либо через посредников, заключает сделки с клиентами и получает деньги от сделок. Проститутке в этих отношениях отводится роль продаваемого то клиенту, то новому хозяину товара. Её материальное положение полностью зависит от милости хозяина.

Эксплуатацией нелегальной проституции занимаются не только сутенёр, но и «коррумпированный слой административно-управленческого аппарата, и коррумпированные представители органов власти», так называемый «зонт безопасности, обеспечивающий «крышу» работорговцам.

Многовековая история разных стран объективно доказывает, что в условиях даже самого жестокого запрета (например, в условиях инквизиции) проституция не исчезает, а вытесняется полицией в подполье, после чего сама она и борьба с ней принимают самые отвратительные, уродливые формы.

В наше время государство, организующее на своей территории незаконные репрессии, не может называться демократическим.

ЛЕГАЛЬНАЯ ПРОСТИТУЦИЯ

С развитием прогресса гражданское общество, прошедшее через различные социальные потрясения, постепенно приходит к пониманию необходимости признания, соблюдения и защиты прав человека и основных свобод, поскольку попрание и игнорирование прав человека как раз и становится основной причиной возникновения различных революций. Попрание и игнорирование сексуальных прав человека и основных свобод служит причиной возникновения сексуальных революций. Понимание этого побуждает правительства разных стран пересматривать свои запретительные законы, не имеющие должного научного обоснования, в сторону их либерализации или полного аннулирования.

Если рассматривать проституцию объективно, то, с юридической точки зрения, действия проститутки и её клиента квалифицируются как простая гражданско-правовая сделка между заказчиком и исполнителем сексуальных услуг, при реализации которой никому и никакого вреда не причиняется. Отсутствие такого объективного признака, как вред, указывает на отсутствие в отношениях проститутки и её клиента признака состава какого-либо правонарушения, тем более преступления. Это является объективным основанием для легализации проституции. Данный факт был учтён и положен в основу Международной конвенции «О борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами» от 21 марта 1950г. По состоянию на 1 января 1989г. Конвенцию подписали 59 стран.

Специалисты хорошо знали, что торговля людьми и эксплуатация проституции третьими лицами существуют только в сфере нелегальной проституции, поэтому Конвенция саму проституцию не запрещала и была направлена исключительно на борьбу с нелегальной проституцией и организацией публичных домов.
Стороны, подписавшие эту Конвенцию, могли через пять лет её денонсировать. Примеры денонсации нам неизвестны.

СССР присоединился к Конвенции 11 августа 1954 г., поэтому в советском законодательстве не было статей прямо запрещающих взрослым гражданам заниматься проституцией, но был запрет на «сводничество», на «организацию притонов разврата» и на «частнопредпринимательскую деятельность». Таким образом, проституция в СССР юридически была легализована и советская власть вплоть до 1987 года чётко выполняла требования Международной конвенции.

В зарубежных странах, где церковь не была отделена от государства либо формально отделена, гражданская власть в вопросах этики традиционно опиралась на религию. Поэтому в странах, подписавших Конвенцию, проституция законодательно не запрещалась, но нравственная оценка ей давалась с позиций церковных догм и признавалась аморальным действием.

Однако в Германии, например, недавно было отмечено, что оценка проституции только с позиций религиозной морали больше не соответствует требованиям реальной жизни и не разделяется значительной частью гражданского населения. В особенности это подтвердил опрос, проведённый административным судом Берлина в рамках производства по делу(35 А 570. 99), где большинство общественных организаций заявили, что они больше не рассматривают проституцию, как аморальное явление. Во время опроса “Dimap”, проведённого в 1999году, большинство опрошенных жителей Германии(68%) высказались за законодательное признание проституции. Судебная практика также претерпела изменение, поэтому тот же административный суд Берлина принял решение больше не рассматривать проституцию как аморальное действие (административный суд, Берлин, Свод законов, том 1, декабрь 2002г., 35 А 570.99), после чего в Германии был принят закон “О регулировании правовых отношений в области проституции” от 20 декабря 2001, вступивший в силу с 1 января 2002. Таким образом проституция в Германии была полностью легализована., а отношения между всеми участниками этого вида предпринимательства законодательно урегулированы.

В Голландии в октябре 2000 года парламент исключил из уголовного кодекса в редакции 1912 года запрет на организацию и содержание публичных домов. Цель заключалась в полной декриминализации проституции, усилении давления на нелегальную проституцию и улучшении контроля государства за этой деятельностью в целом. С тех пор, как проституция в Голландии была полностью легализована, женщины получили право выбора: заниматься этим, работая на предприятии, или действовать в качестве индивидуальных предпринимателей в области оказания «личных деловых услуг». По данным «Роде Драат» - общества защиты интересов проституток, с этого момента положение проституток существенно улучшилось. У проституток, которые остались на нелегальном положении, ничего не изменилось. В основном это нелегальные эмигранты. «Они по-прежнему свободны, как птицы и крепостные своих сутенёров».

В настоящее время в Российской Федерации ст.6.11 КоАП запрещает заниматься проституцией. Данная статья была произвольно введена в закон коммунистами в 1987 году и была сохранена в Кодексе, в редакции 2001года. Это было грубым нарушением Международной конвенции «О борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами» и противоречило целому ряду статей(1,2,13,14,28,34,55) новой Конституции Р.Ф. Тем не менее, статья 6.11 КоАП депутатами была принята и стала основной причиной возникновения и процветания в РФ нелегальной проституции. Анализ показывает, что за годы постсоветского существования не только крупные города, но и вся страна по вине государства буквально погрязла в нечистотах нелегальной проституции.

Городские власти хорошо знают, что для борьбы с нечистотами в городах существует только одно правильное решение: строительство канализации и сети общественных туалетов. Власть так же хорошо должна понимать, что для борьбы с нечистотами нелегальной проституции тоже существует только одно правильное решение: легализация проституции. Причём, легализация не частичная, в виде разрешения на индивидуальное предпринимательство, а только полная легализация, с обязательным образованием юридического лица. Проблема в том, что частичная легализация не решает основную проблему и не позволяет государству установить над всей проституцией действенный правовой контроль, чтобы сделать борьбу с торговлей людьми и эксплуатацией проституции максимально эффективной.

При полной легализации государство извлекает проституцию из подполья со всей её инфраструктурой и помещает в правовое поле, тем самым разрушая отношения рабов и господ между проституткой и её теневыми хозяевами. Бывшие эксплуататоры и эксплуатируемые, устанавливая между собой договорные отношения, превращаются в партнёров по бизнесу. Проститутка таким образом выходит из состояния рабской зависимости, перестаёт презрительно называться «позорной женщиной», т.е. проституткой. Обретая все права человека, она возвращает себе человеческое достоинство, возможность свободно оставить эту работу и перейти на другую и т.д. Общество и государство перестают для неё быть врагом номер один. Государство получает возможность установить над этим видом предпринимательства максимально эффективный санитарный, налоговый и правовой контроль.

Разумеется, не вся проституция сразу и добровольно легализуется, поэтому ответственность за нелегальную проституцию должна быть сохранена и для проституток, и для тех , кто сводит, склоняет или совращает в целях нелегальной проституции. Особо строгой она должна быть для работорговцев и «крышующих структур» не только над нелегальным, но и над легальным видом данного предпринимательства.

Для начала, чтобы избежать путаницы в понятиях, поясним, что в научном сообществе греческим словом «этика» принято называть науку «о морали». А русским словом «нравственность», которое является синонимом латинского слова «мораль», обозначают предмет, изучаемый этой наукой. Следуя данному условию, рассмотрим понятие «общественная нравственность» более пристально в религиозном и гражданском понимании этого словосочетания.

Мораль отдельной личности.

Изучение феномена нравственности показывает, что в процессе становления и развития личности у каждого из нас формируется свой моральный кодекс. В установлении нравственных правил человек является предоставленным самому себе и своей совести. Эти правила основываются на свободном убеждении, которое каждый из нас должен обдумывать и формулировать самостоятельно. Понятно, что такого убеждения никто ни у кого заимствовать не может; даже внешним авторитетом норма морали не может быть установлена, потому что единственным авторитетом здесь является голос совести, живущий в глубине каждого из нас. Родители и воспитатели могут помочь в раскрытии и осмыслении своего голоса совести, но до признания и убеждения каждый из нас доходит сам. Это значит, что человек, слагая свои нравственные убеждения и устанавливая нормы морали, должен поставить перед своею совестью вопрос о том, что есть самое лучшее, совершенное и правдивое в личном поведении и в отношении человека к человеку. Далее указания совести необходимо высказать в форме логического суждения, которое и выразит основную моральную норму поведения. Распространение этого правила на отдельные стороны внутренней и внешней жизни даёт возможность составить персональные нормы морали отдельно взятой личности. Эти нормы способствуют формированию наших поведенческих установок. При нарушении той или иной моральной нормы у нравственного человека возникает «угрызение совести», благодаря которому он осознаёт чувство вины и ответственности за содеянное. Эти чувства побуждают совестливого человека загладить вину и в дальнейшем жить по совести.

Общественная нравственность.

Кроме морали отдельной личности существует мораль отдельных социальных групп, объединённых по профессиональным, политическим или религиозным мотивам: педагогическая, юридическая, медицинская этика, кодекс офицерской чести, политических партий, религиозная мораль. Так возникает понятие «общественная нравственность», которая рассматривается как выражение интересов различных групп населения и целых классов. Из этого следует, что мораль сама по себе, вне конкретно-исторического процесса и отдельно от его участников, не существует. Поэтому, если мы встречаем где-то выражение «общественная нравственность» мы должны понимать, что за этим всегда стоит свод каких-то конкретных моральных правил, какого-то конкретного «общественного объединения», которые выражают совокупный субъективный интерес участников этого объединения. Особое влияние на жизнь общества оказывают нормы той «общественной нравственности», которая занимает господствующее положение в обществе.

Религиозная мораль.

Разновидностью общественной нравственности является религиозная мораль. В сознании верующих понятие «общественная нравственность» тесно связано с образом мифического персонажа, бога, который является носителем и выразителем абсолютного нравственного идеала. Нормы религиозной морали — это заповеди божьи, которые называются также законом божьим. В этих нормах выражена воля божья, поскольку установителем заповедей является сам бог. Отсюда возникает убеждение верующих, что религиозная мораль во времени — вечна, по кругу лиц — распространяется на всех, а в пространстве — действует везде и обязательна для исполнения всеми. В их понятии преступить закон божий — значит причинить богу моральный вред и тем самым «прогневить бога». А поскольку «гнев его ужасен», то страх оказаться перед лицом «гнева божия» за нарушение норм религиозной морали заставляет верующих исполнять предписания заповедей. Вообще вся вера держится на «страхе божием». Кстати, в переводе с пуштунского языка (разновидность арабского) слово «вера» так и означает, «страх». Поэтому исполнение норм религиозной морали обеспечивается тоже чувством страха, который церковь постоянно внушает своим прихожанам.

В царской России церковь не была отделена от государства. Христианство тогда было у нас государственной религией, поэтому христианская религиозная мораль занимала господствующее положение в обществе и была объектом правовой охраны.

Атеистическая общественная нравственность.

Религиозная мораль с её ориентацией на идеалы аскетизма и потусторонние ценности предполагает самоуничижение человека, умерщвление его чувственности, его живых страстей. Она формирует между верующими, богом и церковью отношения типа «раб и господин» (кстати, такие же отношения формируется между "садомазохистами"). По сути, религиозная мораль является враждебной идеалу свободной личности, интересам живых индивидов, их человеческой природе и естественным правам человека, поэтому учёные - гуманисты однажды занялись формулированием нового нравственного идеала, в основу которого были заложены интересы не бога, а человека. Так родилась светская гуманистическая нравственность или общественная атеистическая мораль.

В отличие от религиозной морали нормы светской гуманистической нравственности — не догмы. Они находится в постоянном движении: рождаются, развиваются, отмирают, меняют качественные состояния и нет такой силы в природе, которая могла бы удержать старую нравственность от разложения, если она давно отжила своё, и точно также невозможно силой насадить в обществе новую нравственность, если её рождение не обусловлено самой жизнью, или если эта нравственность — «чужой устав».

Коммунистическая мораль.

Разновидностью общественной атеистической нравственности является коммунистическая мораль. После Октябрьской революции советская власть поначалу не выдвигала никакой этической доктрины в качестве господствующей. В период диктатуры пролетариата действовала пролетарская мораль. Позднее на первый план была выдвинута коммунистическая мораль, основные доктрины которой были изложены в моральном кодексе строителя коммунизма. Коммунистическая мораль фактически стала обладать статусом «общественной нравственности», занимающей господствующее положение в советском обществе, однако при советской власти она никогда не выделялась в качестве самостоятельного объекта правовой охраны. При советской власти была выстроена система товарищеских судов. Они существовали по месту жительства при жилищных конторах, а также по месту работы граждан. Дела военных рассматривались в судах офицерской чести. Дела членов партии рассматривались на партийных собраниях. Товарищеские суды рассматривали аморальные проступки граждан и выносили виновным лицам общественное порицание.

Мораль в современной России.

После распада СССР и прекращения деятельности КПСС, прекратила своё существование и коммунистическая мораль вместе с моральным кодексом строителя коммунизма. В перестроечное время в России, как и в 1905-1917 годах, российское общество вновь оказалось на перепутьи: старая мораль расшаталась и утратила свою силу, а новая ещё не сформировалась, поэтому ниже мы попытаемся сформулировать концепцию о нравственных приоритетах, которая, на наш взгляд, должна стать базовой в современной России.

Общеизвестно, что нравственность всегда апеллирует к совести, а демократический принцип свободы совести как раз и предполагает признание за индивидом права на свободу нравственных воззрений. На свободу выбора не только той или иной религиозной морали, но и между религией и светской нравственностью, между пуританской и не пуританской моралью, между партийным и семейным долгом. Насильно воспитать требуемое нравственное чувство в человеке невозможно даже под страхом тяжкого уголовного наказания. Только добровольно мы принимаем или отвергаем тот или иной нравственный императив.

Для «мирного сосуществования» отдельной личности внутри социальной группы и отдельных социальных групп между собой, мудрецы ещё с древних времён рекомендовали: «в чужой монастырь со своим уставом не ходи»!

Это значит, что моральный кодекс каждого из нас предназначен для нас самих и моральное требование мы должны направлять, прежде всего, не во вне, а внутрь себя для корректировки нашего собственного поведения.

Точно также действуют и моральные нормы «общественного объединения». По кругу лиц требование соблюдать нормы религиозной или партийной морали может распространяться только на членов этого объединения. Их действие в пространстве ограничено пределами церковного, монастырского двора или дома «политпросвещения» того «общественного объединения», интересы которого эта мораль отражает. Всё остальное — это территория светского общества, где господствующее положение занимает светская гуманистическая нравственность. Поэтому, в общественных местах: на улицах, площадях, общественном транспорте и т. д., где происходит постоянное смешение представителей разных социальных групп, во избежание «конфликта уставов», должен царить этический плюрализм: толерантное, корректное поведение представителей разных этических школ и учений.

Именно во избежание «конфликта уставов» священнослужители различных церквей свои проповеди читают прихожанам в своих храмах. Они не идут с агитационными проповедями в чужие храмы, так как хорошо понимают, что их туда с такими целями, в лучшем случае, просто не пустят.

Точно так же они должны понимать, что светские школы, библиотеки, институты, университеты, академии наук для священнослужителей - это тоже чужие храмы. Это храмы светской науки и культуры, где идут проповеди светской духовности, основанной на научной истине. Светская наука учит школьников и студентов быть знающими людьми. Церковь же учит всех быть верующими. По этой причине светские храмы – это совершенно не подходящее место для пропаганды религиозной духовности, основанной на недостоверной информации, которую священники заставляют принимать просто на веру, отключив разум.

Заметим, когда та или иная норма морали приобретает для общества значимость большую, чем просто моральная норма, она порождает юридическую норму. Тогда моральная норма обеспечивает нравственное обоснование вновь возникшей юридической норме, а юридическая норма обеспечивает данной моральной норме юридическую защиту. Например, моральная норма «не убий» с течением времени приобрела общечеловеческую значимость и давно превратилась в юридическую норму, которая придаёт этой моральной норме форму и силу закона, а моральная норма  обеспечивает юридической норме, защищающей жизнь человека, нравственное обоснование.

Отсюда понятно, что все действующие в обществе законы и подзаконные акты имеют нравственную основу. За всеми статьями Конституции Р.Ф. незримо присутствуют моральные нормы, обеспечивающие им нравственное обоснование, а в совокупности эти нормы образуют понятие Конституционной морали, которая в настоящее время занимает господствующее положение в обществе. Остальные виды морали (мораль отдельной личности и отдельных социальных групп) занимают подчинённое положение относительно норм Конституционной морали.

Во имя торжества принципа справедливости юридическая наука учит отграничивать моральные нормы отдельной личности и общественных объединений, которые не имеют юридической силы, от правовых норм. Чтобы не назначать за малозначительные проступки тяжкого наказания наука учит различать в поведении людей (в зависимости от тяжести и характера содеянного) аморальный поступок, административный проступок и уголовное преступление. В демократическом государстве только правовые нормы считаются обязательными для исполнения всеми (перед законом все равны) и только их исполнение государство обеспечивает принудительной силой. Моральные же нормы отдельной личности и общественных объединений, которые не имеют юридической силы, таковыми не являются и потому обеспечивать их исполнение принудительной силой демократическое государство не должно. За аморальное деяние (когда кроме морали вреда ни чему не причиняется) обидчику можно вынести только моральное осуждение, но ни о какой административной или уголовной ответственности тут речи быть не может. Всякое принуждение само по себе аморально, а административное или уголовное принуждение, ради спасения «общественной нравственности» — аморально вдвойне. Нравственный климат светского общества существенно страдает, когда ради охраны «общественной нравственности» в жертву приносится демократический принцип справедливости, когда гражданский суд превращается в суд совести, в «божий суд». Такое в жизни бывает, когда церкви удаётся навязать обществу свою мораль в качестве господствующей «общественной нравственности», но к демократии это не имеет никакого отношения. Церковь как раз для того и отделяется от государства, чтобы отделить гражданский суд от божьего суда. Каждый чиновник в отдельности, «для себя», вправе исповедовать какой угодно «устав», но на работе, когда речь идёт о «делах «государевых», «судить да рядить должно» руководствуясь исключительно нормами светской гуманистической нравственности и Конституции Р.Ф.

Для чего нужно отделять церковь от государства?

При римских императорах, остававшихся ещё язычниками, церковь не имела возможности употреблять против своей оппозиции (еретиков и язычников) карательные средства. Но в начале 4-го века, когда христиане помогли Константину стать императором Римской империи, а тот в ответ принял крещение и сделал христианство государственной религией, первосвященники стали склонять его, а потом и его преемников, к установлению гражданских законов против лиц, «впавших в ересь». Особенно священники старались представить кощунства и ересь преступлением против гражданских законов, за которые полагалась смертная казнь. Они заявляли, что сожжение еретиков вполне согласуется с правилами евангелия, потому, что «не следует надеяться, чтобы они когда-нибудь раскаялись».

Приблизившись к государственной власти, Церковь бросила вызов самому Богу: она не хотела ждать пока Всевышний призовет к себе своих грешников и устроит им Божий суд, и назначит Божью кару. Она хотела здесь, при жизни на земле учредить Страшный суд и чинить расправу над своими оппонентами. И законы принимались. В 382 году император Феодосий обнародовал закон против еретиков, которым повелевал подвергать их высшей мере наказания, а имущество - конфисковывать в пользу государства. В дальнейшем похожие законы принимались во всех христианских государствах. Светскую власть не смущал тот факт, что, принимая такие законы, она тем самым превращает свои гражданские суды в Суд божий, в Страшный суд, который один только всё видит, всё знает, и всему учит.

Иначе вести себя светские правители тогда просто не могли. Принимая крещение и получая от церкви благословение на власть, государи императоры и члены их правительства сразу попадали в полную зависимость от священнослужителей, которые кого угодно, даже их самих могли обвинить в кощунстве, в ереси либо в пособничестве еретикам (например, в случае отказа принять нужные законы или решения) и пригрозить отлучением от Церкви, что уж совсем могло быть равноценно смертному приговору. С помощью акта крещения Церковь как паук опутывала крещеных царей паутиной своих законов и превращала в послушных марионеток. В истории не мало примеров того, как непослушание государей прошениям духовенства приводило к падению «венценосного трона».

А вот фрагмент из истории наших дней.

"Недавно опальный олигарх Борис Березовский направил открытое письмо патриарху Кириллу, в котором просит патриарха Русской православной церкви содействовать смене власти в России". Текст опубликован на сайте радиостанции "Эхо Москвы".

И вот патриарх Московский и всея Руси Кирилл в рождественском интервью 2012 года призывает власти страны прислушаться к людям, выражающим протест в связи с проведением выборов в Госдуму 4 декабря 2011 года. "Если власть остается нечувствительной к выражению протестов, это очень плохой признак, признак неспособности власти к самонастройке, - говорил, в частности, патриарх. - Власть должна настраиваться, в том числе и воспринимая сигналы извне... и корректировать курс".

Всего 20-ть лет прошло с тех пор как церковь, после развала СССР, получила реальную свободу от притеснений со стороны светской власти. И вот уже РПЦ, не стесняясь Конституции Р.Ф., рекомендует властям "воспринимать сигналы извне...и корректировать курс", забывая как бы, что вопрос смены государственной власти и коррекции курса не входит в её компетенцию.

В завершение отметим, что создатели христианской церкви изначально заложили в её основу модель рабовладельческого строя (отношений рабов и господ, «пастырей» и «паствы»), который, благодаря церковным догмам, никогда не менялся. Поэтому, церковная власть сегодня — это рабовладельческая власть. Отделять её от государства нужно для того, чтобы не возрождать в стране рабовладельческий строй и не разжигать борьбу за верховенство между церковной и светской властью.



В восьмидесятые годы 20-го века представители верховной власти СССР с высокой трибуны очередного съезда КПСС заявили о давно назревшей необходимости "демократизации" всей жизни общества. Горбачёв М.С. говорил: «Перестройка -это не прихоть отдельных личностей, или группы деятелей, у которых вдруг взыграли амбиции. Это революция, своеобразие и сила которой в том, что это одновременно революция сверху и снизу».

Советский народ, долгое время живший в условиях политических, экономических, социальных, в том числе антисексуальных репрессий, порождённых диктатурой пролетариата, с энтузиазмом воспринял этот призыв и пока «верхи» упражнялись в «говорильне», «низы» (не дожидаясь команды «сверху») сами стали заниматься реформированием «всей жизни общества», сексуальных отношений в том числе.

Так в России наряду с социальной началась очередная после 1917г.  (четвёртая за всю историю) сексуальная революция.

Начиналось она с гласности, с реабилитации эротической тематики в кино, театре, литературе, изобразительном искусстве. «Про это» однажды смелее стали писать в прессе. «Про это» смелее стали делать фильмы и их свободно стали выпускать на экраны. Тогда же по всей России стала развиваться сеть магазинов «Интим», где продавались товары сексуального назначения и масса эротической литературы на любой вкус. Появились и клубы нудистов, свингеров, а также обыкновенные бордели, замаскированные под ночные клубы и массажные салоны.

По логике вещей, власть должна была бы понимать, что сексуальная революция — это тоже не прихоть «отдельных личностей», у которых вдруг взыграли гормоны. Это также давно назревшая необходимость перехода общества от режима диктатуры сексуального аскетизма к режиму сексуальной демократии.

Для упорядочения предпринимательства в сфере сексуальных отношений новым властям, после принятий новой Конституции Р.Ф., нужно было принять и ввести в действие два основных закона: закон, регулирующий производство, распространение и потребление произведений науки, искусства, ремесла эротического содержания, и закон об оказании услуг сексуального характера за вознаграждение.

Однако номенклатурная власть оказалась не готовой к такому шагу и вместо прекращения бессмысленных репрессий она занялась их расширением и ужесточением во имя спасения "общественной нравственности". Причём, не той нравственности, которая обеспечивает нравственное обоснование сексуальных прав человека, а церковной, аскетической морали. Эту мораль власть сознательно прятала под словосочетанием «общественная нравственность», поскольку по новой Конституции РФ церковь была отделена от государства и церковную мораль нельзя было на законных основаниях признать государственной.

Выше мы уже отмечали, что данные репрессии всегда возникали по инициативе организаций религиозного толка и велись под флагом борьбы с «язычеством», с «блудом» и с «изображениями блуда». Репрессии подобного рода до сих пор существуют в странах, где церковь либо вообще не отделена, либо формально отделена от государства, то есть, где в вопросах этики гражданская власть традиционно опирается на религию.

К чему приводит братание государства с церковью специалистам хорошо известно. В царской России власть нещадно секла, отправляла на виселицу и даже сжигала на кострах своих верноподданных за «обиды добрых нравов». Так царизм чтил и охранял религиозную мораль. Кончилось это однажды тем, что восставший народ сверг и царскую, и церковную власть.

Большевики, взявшие власть в свои руки после революции, существенно ослабили антисексуальные репрессии, но затем сталинский режим вновь их расширил. Позднее коммунистами был создан «моральный кодекс строителя коммунизма» куда они в качестве эталона вписали пуританский идеал «моральной чистоты» и борьба партии за всеобщее сексуальное спокойствие советского народа продолжилась вплоть до начала перестройки. Вместе с падением СССР прекратил своё существование и моральный кодекс коммунистов. На какое-то время в России в очередной раз наступил нравственный вакуум.

Для решения этой проблемы новая власть ничего нового изобретать не стала. Она попросту взяла и вопреки требованиям Основного закона совершила акт братания с церковью: возвела религиозную мораль в ранг «общественной нравственности», сделала её объектом правовой охраны и заложила правовую основу для продолжения антисексуальных репрессий.

Поэтому борьба за спасение «общественной нравственности» в России до сих пор продолжается, хотя новая Конституция Р.Ф. давно упразднила старый режим и обязала всех признавать, соблюдать и защищать права человека, в том числе сексуальные права и свободы, поскольку игнорирование и попрание этих прав и свобод как раз и становится основной причиной возникновения сексуальных революций.

Наиболее многочисленными жертвами антисексуальных репрессий как в России, так и в других странах, всегда были люди с либеральными взглядами, подвергавшиеся гонениям за их сексуальное инакомыслие. Первым шагом в сторону ужесточения режима сексуального аскетизма в России была введённая в Кодекс об административных правонарушениях в 1987 году статья 164-2 «За занятие проституцией».

Параллельно участились случаи возбуждения уголовных дел «За изготовление и распространение порнографии», а также «За организацию и содержание притонов разврата».

Для усиления борьбы с «извечными пороками человечества» в системе МВД, были созданы подразделения ОБПСОН, так называемая «полиция нравов», которые периодически совершали налёты на ночные клубы, видео студии массажные салоны, издательства, редакции и точки сбыта эротической продукции. Инициаторы создания этой организации горели желанием превратить полицию нравов в мощное централизованное подразделение соответствующего профиля, чтобы начать работать «...как полиция нравов Нью-Йорка, которая в ходе операций конфискует у граждан даже дорогостоящие автомобили — в качестве собственности, используемой при совершении «сделки с проститутками».

Радикально настроенные работники нашей милиции/полиции сожалеют, что они пока не имеют такой возможности и рекомендуют российским исполнительным органам «...поторопиться с повсеместным созданием подобных подразделений и нормативным подкреплением их деятельности», чтобы полиция могла конфисковывать у «проклятых развратников» не только автомашины, но и квартиры, дачи, сауны в качестве «средств аморальных преступлений».

Первыми громкими делами, сфабрикованными блюстителями нравов в период демократии стали скандалы, разразившиеся вокруг личностей бывшего министра юстиции Р.Ф. г-на В.А. Ковалёва и бывшего генерального прокурора Р.Ф. Ю.И. Скуратова, которых спецслужбы «застукали» в качестве клиентов у жриц любви. При этом, кадры оперативной видеосъемки, где действующие лица были запечатлены в голом виде, беззастенчиво и неоднократно демонстрировались по телевидению. Примерно в это же время мировую огласку получил и сексуальный скандал, связанный с именами бывшего американского президента Б. Клинтона и М. Левински. Наши так называемые «демократы» старались подражать американцам во всём - даже в использовании сексуального компромата с целью дискредитации имиджа неугодных чиновников и политиков..

В начале президентства В.В. Путина эта постыдная практика прекратилась. Однако, в целом это не стало поворотным моментом в движении общества в сторону либерализации сексуальных отношений. Все последующие годы власть продолжает развивать и укреплять в стране политику сексизма, держась за церковную «духовность и нравственность» как слепой за стену.

Выводы

Сексуальные интересы населения являются неотъемлемой и стратегически важной частью национального интереса российского общества. От сексуального потенциала, сексуальной культуры и сексуального здоровья нации напрямую зависит генетическое, демографическое, экономическое, военное благополучие государства. К сожалению, находящиеся во власти люди не понимают этого. Они по-старому не признают сексуальных прав человека и основных свобод. В вопросах морали ориентируются на красивый по форме, но пустой по содержанию и противный человеческой природе пуританский идеал «моральной чистоты». Призывают к расширению и ужесточению репрессий ради поддержания режима «всеобщего сексуального спокойствия граждан», всячески игнорируя факт существования норм светской гуманистической нравственности. Они всеми силами пытаются подчинить сексуальную жизнь общества моральным нормам ортодоксального монотеизма и таким образом превратить народ в импотентную,  безвольную, послушную «паству". Сколько еще это продлится в России? Время покажет.

Общеизвестно, что нормальная эротика - источник глубоко положительных эмоций. Следовательно, общение с ней должно приносить зрителю удовольствие. В то же время мы знаем, что дразнение даже у животных не способно вызвать ничего, кроме раздражения. Об этом не раз писали советские критики применительно к зарубежному кино. Но там этот недостаток хоть как-то удавалось объяснить тем, что там камера часто оказывается в руках лиц,  далёких от сколько-нибудь правильного понимания истинных задач искусства. Чем же такое можно было объяснить у нас? Почему именно дразнящий приём показа сцен наготы избрали наши режиссёры? Ведь зрителю это не даёт ровным счётом ничего, кроме чувства неловкости за подглядывание да раздражение за то, что его хотели всего лишь немного подразнить и только.

Следующий фильм «Соната над озером». Здесь тоже имеется своя «русалка» и зрителя здесь также медленно, заговорщицки подводят к тому моменту, когда она должна появиться на экране. Когда напряжённость момента достигает определённого накала, авторы потихоньку, как бы боясь спугнуть кого-то, указывают зрителю на камыши, из-за которых ему на мгновение предоставляется возможность подсмотреть за входящей в воду реки или озера голой героиней. И опять всё длится несколько мгновений, и вновь всё так, чтобы зритель видел «всё», но как можно меньше. Для пикантности всего лишь!

Роль подсматривающего отведена зрителю и в фильме «Любовь моя, печаль моя», где он вместе с героем фильма как бы нечаянно, как бы случайно подсматривает за героиней, когда та вместе со своими служанками купается просто прямо в какой-то луже, ускакав на коне для этой цели далеко от дома.

Не обошлось, кажется, без желания «освежить», «осовременить» литературный материал и у создателей фильма «Отец Сергий». У Л.Н. Толстого, например, в том эпизоде соблазнения Сергия говорится: «Чтобы снять их, эти длинные чулки на ластиках, надо было поднять юбки. Ей совестно стало, и она проговорила, - Не входите». Потом она продолжала говорить с Сергием «ступая босыми ногами по койке и поджимая их под себя». Затем она села, «обхватив колени руками и задумчиво глядя перед собой». Позже, «расстегнула платье, открыла грудь и закинула по локоть обнажённые руки». Вот и всё. Её ноги всё это время были закрыты, а юбки она поднимала только для того, чтобы снять чулки, но Сергия при этом просила не входить не для того, чтобы для пущего соблазна обратить его внимание именно на этот момент, а потому что ей действительно было просто совестно. Да и по койке она ходила «босыми», а не голыми ногами, и «открыла», а не обнажила грудь, закинув «обнажённые», но по локоть руки. В фильме же и после того, как уже сняты чулки, на экране крупным планом долго мелькает чего-то голое: то ли руки, то ли ноги, то ли ещё что. В этой сцене героиня занята не столько соблазнением Сергия, сколько зрителя.

Во втором эпизоде, где отец Сергий «исцеляет» купеческую дочь, у автора говорится: «она взяла его руку и прижала к своей груди». В фильме же она суёт руку Сергия к себе за пазуху, а на утро, когда она ещё спит, видны её нарочито обнажённые груди, хотя у автора просто сказано: «она лежала и спала». О том, что при этом было видно её обнажённые груди, ничего не говорится. И получилось, что эти эпизоды использованы авторами только для того, чтобы помелькать чем-то голеньким перед носом зрителя. Для приманки всего лишь!..

Несколько своеобразно выглядела сцена в фильме «Табор уходит в небо». Здесь это не просто ставшая традиционной для нашего кино «русалка». Здесь Он и Она в процессе страстных объятий «как бы нечаянно» падают в воду, после чего их раздевание становится уже как бы логически оправданным действием, но поскольку Его раздевание никого не интересует, то Он и не спешит это делать.

Она же, озорно и вызывающе глядя на него ( будто только и ждала этого момента) быстро снимает с себя кофточку и, прикрываясь своими длинными чёрными волосами (но так, чтобы зрителю видна была её маленькая трепетная грудь), медленно начинает снимать с себя бесчисленное множество юбок. До последней юбки Она, конечно, не добралась. Всё, как и следовало ожидать, закончилось «в пределах дозволенного».

В зарубежных фильмах этот приём был давно уже «избит» и «затаскан», и использовался в основном молодыми и начинающими авторами в этой области. Из фильма в фильм там кочевали сцены, где герои то и дело (то под дождём, то ещё где-либо) промокали что называется «до нитки», после чего, уединившись, раздевались. Раздевание актёра мужского пола никого не интересовало, поэтому им в этих сценах достаточно было сбросить с себя пиджак или сорочку. Гвоздём программы было раздевание героини, а степень её обнажения и откровенности показа зрителю обычно была прямо пропорциональна авторскому представлению о нравственности и дозволенности в этой области и набожности режиссёра.

Также по принципу «как бы нечаянно, как бы случайно» зрителю была явлена фигура «голенькой» в фильме «Сладкая женщина». Там, когда главная героиня находится в раздевалке рабочей душевой и одетая беседует со своей подругой, на заднем плане (то ли в проёме открытой в душевую двери, то ли в отражении чего-то) довольно долго видна женщина, делающая вид, что «непринуждённо» моется под душем и старается всё время держаться к зрителю спиной.

Немного, очень немного было в советское время фильмов, где сцены наготы «смотрелись»; где они не просто «присутствовали» в фильме, а органически были связаны с его действием и «работали» на фильм. Из таких работ, прежде всего, приходит на память фильм А. Тарковского «Андрей Рублёв». В нём просто и ясно (без глупых ужимок!) была показана сцена языческого обряда «ночь на Ивана Купалу» и последовавшая затем сцена расправы над язычниками. Разумеется, как можно было обойтись без такого эпизода, повествуя о тех временах?.. Попробуйте убрать эту сцену из фильма и вы сразу ощутите, как фильм многое потеряет.

В целом не плохо всё сделано и в фильме С. Ростоцкого «А зори здесь тихие». Сцена в бане в нём выглядит именно как естественная необходимость, как логическое продолжение поначалу неторопливого повествования о фронтовых буднях небольшого, правда несколько необычного (поскольку в нём служат одни девушки) воинского подразделения. Тут всё вышло так, что эта сцена как раз органично связана с тканью фильма, логически вытекает из его действия и в полном смысле слова «работает» на фильм, а не присутствует в нём в виде вставки модной художественной фотографии. И когда зритель видит тела этих молодых красивых женщин, которым бы только жить да жить, да дарить бы жизнь другим людям, ему ещё громче хочется крикнуть: «Нет!» этой проклятой войне, безвременно уносящей молодые жизни. Прекрасный фильм, трогает до глубины души. Отметим только некоторую «шероховатость», не будь которой, фильм бы только ещё больше выиграл. Смотрите, с самого начала сцены в бане девушки ведут себя так, словно чувствуют присутствие посторонних. Ощущается это по скованности поз, движений, по постоянному стремлению укрыться от зрителя спиной. Зритель сразу ощущает это и начинает чувствовать себя в роли «непрошеного гостя». Ему становится как-то неловко за подглядывание и нежелательное присутствие. Или вот ещё следующий момент, когда одна из героинь по имени Женя входит раздетая из предбанника к купающимся девушкам. До этого подруги много раз видели её. Но без одежды, видимо, видят впервые! Соня ахнула. Галка говорит: «Ой, Женька, ты русалка!», Лиза: «У тебя кожа прозрачная». Галка опять, но за кадром: «Хоть скульптуру лепи», и т.д. Девушки просто поражены её красотой, красотой её наготы!

Зрителю же предоставляется возможность полюбоваться лишь красотой её лица, которое он и так имеет возможность много раз видеть на протяжении всего фильма. Как видим, снова зачем-то использован трюк, продиктованный, видимо, ложной стыдливостью.

В общем, неплохо сцена наготы получилась в фильме Е. Евтушенко «Детский сад». Здесь тоже есть своя «баня», но героиню мы видим не в ней, а тогда, когда она, напарившись в бане, в погожий зимний день (дело происходит в Сибири), выходит голая на снег, хватает его пригоршнями, бросает вверх, падает, барахтается, встаёт, кружится на снегу, радуясь молодости, жизни, погожему дню. Где-то далеко идёт война, а здесь такая тишина!..

Кажется, это единственный фильм, где камера не спешит укрыть её наготу от взора зрителя и он свободно может налюбоваться видом голой женщины даже тогда, когда она обращена к нему в полный рост лицом. Но это было исключение.

В других фильмах в основном царил тогда примитивизм. И кочевали из фильма в фильм почему-то очень полюбившиеся нашим режиссерам именно мельком появляющиеся на экране «голенькие»: то в виде всё тех же «русалок», «непринуждённо» купающихся на природе, то в виде простых смертных не менее «непринуждённо» появляющихся то в банях, то в своих ванных комнатах. И везде все эти бани, пляжи, ванные и душеные, лесные озёра и, якобы, очень необходимые переодевания женщин перед глазами зрителя подавались как «обусловленные сюжетом удачные находки режиссера» для раздевания актрис.

Итак. В 60-70 годы прошлого теперь уже столетия советская цензура приоткрыла наготе путь в наше кино. Кинематографисты стали пользоваться этой возможностью, но делали они это в большинстве случаев так, что это было похоже на пустой отзвук сексуальной революции на Западе. Мельком появлявшиеся на экране сцены с «голенькими», сделанные по принципу «..и хочется, и колется, и мама не велит», не способны были дать зрителю ни в этическом, ни в эстетическом плане ничего, кроме досады и раздражения. Советские кинематографисты почему-то этого никак не понимали. Они не смогли рассмотреть в голом женском теле ничего, кроме слюнявого соблазна. То и дело они демонстрировали в фильмах своих «голеньких», становясь, таким образом, в один ряд с дельцами мелкого пошиба, которые предлагали на вокзалах покупателю из-под полы примитивные фотографии, выполненные на западный манер в стиле «ню» или «пин-ап».

Это что касается не эротических сюжетов. С постельными же сценами в советском кино была просто беда. Когда предстояла такая сцена, камера «тактично уходила в сторону», блуждая стыдливым взглядом по стенам квартиры, либо показывала падающую к ногам героев одежду. Потом в кромешной темноте в постели под одеялом между героями происходила какая-то возня. В самый ответственный момент следовал отвлекающий звонок по телефону или стук в дверь. В лучшем случае заканчивалось всё показом ливня за окном, грозы или праздничного салюта.

По мнению киноведа Михаила Ямпольского, «подавленная эротика прорывалась на брежневский экран опосредовано, в бесконечных истериках героев. То в хрипящем крике командира, требующего под разрывами бомб подкрепления, то в воплях прораба, орущего в трубку, что у него кончился цемент». И надо было быть Андроном Михалковым-Кончаловским, причём больше Михалковым, чем Кончаловским, - писал Д. Попов, - чтобы в «Сибириаде» полоснуть серпом по холщёвой рубахе Натальи Андрейченко, смакуя зрелище выпавших наружу тяжёлых крестьянских грудей».

На общем неприглядном фоне фильм «Осень» Андрея Смирнова о внебрачных отношениях двух взрослых любовников резко выделялся желанием авторов конкретно, внятно и просто поговорить со зрителем о вечном. Этот фильм мог бы стать первым советским фильмом «для взрослых» с массой хороших постельных сцен. Но их там, к сожалению, не оказалось. Тем не менее, руководство партии этот фильм сразу «задвинуло на полку», а зритель мог познакомиться с ним лишь «на задворках клубного проката».

Верхом достижения советского кино в этом смысле стал фильм «Маленькая Вера», где актриса Негода Н.И. впервые отважилась, оседлав партнёра сверху (при свете белого дня!) сыграть сексуальную сцену. Правда зритель её видел при этом раздетой только до пояса, но и это было для того времени уже «нечто»!.. Говорят, что бывший генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачёв во время просмотра этого фильма у себя на даче при появлении на экране этой сцены вышел из зала.

На примере советского кино хорошо видно, что сексуальная революция в СССР не состоялась. Советская власть до конца своих дней продолжала преследовать людей за порнографию и чересчур смелые авторы эротических произведений в любое время могли получить в те годы срок до трёх лет лишения свободы по статье 228 УК РСФСР.

В результате, целая плеяда замечательных советских актёров и актрис, обладавших колоссальной сексуальной манкостью, которая голливудским деятелям кино даже и не снилась, в советское время осталась невостребованной и навсегда утраченной мечтой зрителя из-за царившего повсюду в СССР торжества коммунистической идеологии и морали.

Заметим, статусом господствующей «общественной нравственности» тогда обладали нормы морального кодекса строителя коммунизма, ориентированные на христианский идеал «моральной чистоты». С позиций этого идеала, цель «возбуждение полового чувства» считалась не только аморальной, но и преступной.

До начала шестидесятых годов прошлого века советский «железный занавес» надёжно справлялся со своей задачей: "оберегать сознание советских людей от разлагающего воздействия буржуазной идеологии и морали", но затем этот занавес начал давать «протечины», через которые в СССР начала просачиваться информация о прокатившейся по Западу волне сексуальных революций, в результате которых в «их» фильмах стали более свободно показывать сцены наготы, а также сексуальные сцены.

Этот факт наши идеологи сразу расценили как признак «дальнейшего загнивания Запада» и до некоторого времени с этим всё было ясно и понятно, пока сцены с «голенькими» актрисами не стали появляться в наших фильмах. На протяжении следующих 10-15 лет таких фильмов вышло столько, сколько не выходило за всю предыдущую историю советского кино. Зритель, столкнувшийся с этим непривычным пока ещё для него явлением, оказывался в некотором недоумении.

-Как же так, - размышлял обыватель?

-Ведь, кажется, именно за это, за наличие «раздевающихся и вполне раздетых красавиц» наша «руководящая и направляющая сила» осуждающе говорила и продолжала говорить о зарубежном кино, поясняя при этом, что сцены наготы в «их» фильмах - лишь «наивная приманка», призванная сыграть на «низменных чувствах зрителя»; что всё это - результат коммерческого характера «их» кинопроизводства, а теперь вдруг сами постепенно стали склоняться к тому, что раньше считалось просто неприемлемым для советской культуры. Уж не начало ли это того же «загнивания»?

-Нет, - говорила партия со страниц газет и журналов,- нашему кино всегда был чужд пуританизм,- и в доказательство того приводила в пример фильм А. Довженко «Земля»(1930).

В своей автобиографии Довженко пояснил: «Землю» я задумал как произведение, подтверждающее начало новой жизни в селе». Глубокие социальные сдвиги, трагические столкновения нового и старого, колхозников и кулаков, веры в народ и веры в бога Довженко рассматривал с волнением поэта и мудростью философа.

Фильм начинался с прославления вечной природы, оплодотворённой человеческим трудом. Яблони, обременённые тяжёлыми плодами, медленно, словно в полусне или в воспоминаниях, возникали на экране. Крепкие, свежие яблоки олицетворяли вечную молодость природы, щедрое плодородие земли.

Центральное место в фильме занимает большая, торжественная, подробно разработанная сцена появления в селе первого трактора, застыла празднично принаряженная, многолюдная улица села. Мужчины, женщины, дети поднимают головы, напрягают слух. И зрители будто бы слышат приближающийся гул мотора. На тракторе едет ликующий Василь. Вот въезжает в село. Негодуют и грозятся кулаки, а Василь уже перепахивает вековечную межу на поле своих отцов и дедов.

Эту весёлую, шумную, многолюдную и залитую солнечным светом сцену сменяет сцена тихая, залитая лунным светом, полная любовного томления, невыраженных надежд, острого ощущения будущего. Влюблённые пары неподвижно, словно прислушиваясь к грядущему, сидят под луной. Молодость, любовь, новое ждёт своего часа. Поэтому понятны чувства Василя, который, расставшись с невестой своей Натальей, пляшет, возвращаясь домой. Пляшущим и настигает его пуля коварного кулака Хомы.

Село поражено убийством. Притаились кулаки. Бородач Опанас вступает в спор с богом, допустившим такое злодейство. Обезумев от горя, голая, мечется по хате Наталья, невеста Василя.

Да, действительно, ещё в самом начале тридцатых годов на экраны вышел фильм, в котором наряду с другими его достоинствами, уже тогда имелась сцена наготы. Но, согласитесь, один этот факт ещё ни о чём не говорил, ибо этот фильм довольно долгое время был у нас практически единственным фильмом такого рода. Но и он вскоре был «подстрижен» и только в 1958 году власть разрешила выпустить фильм на экраны в том виде, в котором его создали авторы.

К концу 70-х годов уже можно было насчитать десятка полтора, два таких фильмов. И всё же это была ещё - не революция! Да и под силу ли было этой пока ещё горстке фильмов совершить действительно революцию там, где с давних времён был создан и прочно просуществовал до наших дней эффект «запретного плода»? Где всё это так долго и так тесно было связано с понятием греха, стыда, порока и разврата?.. В общественном сознании ещё должна была произойти действительно революция, прежде чем советские люди смогли бы вернуть себе прежнюю невинность: способность неэротически взирать на нагое тело человека в неэротических условиях, что прекрасно известно всякому дикарю, не развращённому пуританской моралью цивилизованного человека.

В борьбе против наготы, которую постоянно вела господствующая ханжеская религиозная и партийная мораль, два принципа неизменно вступали в её защиту. Это были древнейшие факторы, соединение которых на определённом этапе развития человека, возможно и обусловили возникновение наготы: это стремление быть более привлекательным и естественная потребность эротического выбора - фактор, помогающий естественному отбору. Другим фактором было искусство! То самое великое искусство, которое с огромной энергией потребовало для себя голое человеческое тело. Оно не руководствовалось ни полезностью, заставившей нас покрыть тело одеждой вследствие холода, ни другими более тонкими «моральными» основаниями, вызвавшими необходимость прикрытия наготы. Голое тело человека, решительно без всякого прикрытия, было гармонически прекрасным объектом и, как таковой, оно принадлежало уже к области искусства. Правда, вынужденное к тому силой, искусство иногда уступало требованиям церковной цензуры, изобретая фиговые листки и тому подобные ужимки, якобы делающие изображения наготы более целомудренными, но всё же истинное искусство, несмотря на все старания ханжеской морали как можно больше натянуть покрывало, спокойно снимало с созданного им образа человека даже фиговый лист и смеялось в лицо каждому, кто опять хотел нацепить его (Вильгельм Бельше «Любовь в природе»).

Более полувека прошло с тех пор, как и религиозная, и «буржуазная» мораль перестали быть господствующими в советском обществе. Во многих областях жизни произошли коренные преобразования, однако в этом «деликатном вопросе» в брежневское время всё ещё продолжала ощущаться «инерция былого мышления». Почти неизменным осталось брезгливое отношение властей к изображениям нагого человеческого тела, особенно к изображениям эротического содержания, а появление со стороны простых граждан интереса к таким изображениям, по меньшей мере, расценивалось как признак дурного вкуса. На страницах печати то и дело появлялись статьи, где авторы говорили об эротике, сексе, насилии и порнографии, как о содержимом одной и той же помойной ямы. И это тогда, когда всем здравомыслящим людям уже давно было понятно, что далеко не всё, что относится к области эротики, секса так же низменно и безобразно, как те же жестокость и насилие. Всё, что можно найти низменного, безобразного в половой жизни человека привнесено туда самим же человеком и от него зависит, насколько неизменным всё это останется в будущем. В его так называемом «светлом будущем», куда партия так энергично звала советский народ от съезда к съезду.

Одних усилий здесь со стороны музеев было явно недостаточно. Возможности же кино тут было трудно переоценить, поэтому, когда в шестидесятые годы появилась возможность показывать в фильмах сцены наготы и любовного поведения персонажей более свободно, чем прежде, кинематографисты стали пользоваться этой возможностью, но сразу возникал вопрос: во имя чего, с какой целью, какого результата они хотели бы добиться тем самым? Делалось это ими для того, чтобы вернуть советским людям утраченную ими когда-то невинность; чтобы воспитать в них уважительное, истинно нравственное отношение к наготе человеческой; чтобы поднять на более высокий культурный уровень взаимоотношения полов? Или это была всего лишь дешёвая дань капризу приходящей моды?

К сожалению, получилось именно так! В подавляющем большинстве случаев нагота присутствовала в советском кино только потому, что однажды это стало модно, признаком современности, так сказать. Видимо, партия специально однажды слегка ослабила контроль за «самым важным из искусств», чтобы показать своим зарубежным критикам, что в СССР можно обойтись без всяких революций. Вот что тогда из этого вышло.

Фильм А. Кончаловского «Первый учитель» можно назвать первым после фильма «Земля» произведением, где авторы осмелились показать сцену наготы. В фильме показаны драматические события в период становления советской власти в Средней Азии. В одной из сцен показано, как взрослые мужчины избили и изваляли в грязи девушку, решившую посещать занятия в школе. Вырвавшись из рук мучителей, девушка убегает за околицу и там, в укромном месте решает обмыться в реке. За ней подглядывает как бы случайно оказавшийся в нужное время и в нужном месте один из героев фильма, а с ним, конечно, и зритель. С этого момента начинается смакование подробностей сцены. Авторы вначале крупным планом показывают ступни ног девушки, входящей в воду. Затем видны её колени и вот камера поднимается выше, показываются её ноги немного выше колена. На этом изображение прерывается. На мгновение на экране появляется грудь девушки, затем камера отъезжает на «почтительное» расстояние и на этом сцена заканчивается. Получилось, будто избили и изваляли девушку в грязи только для того, чтобы этим была оправдана сцена раздевания актрисы перед камерой.

Следующий пример - фильм С.С. Дружининой «Солнце снова солнце». Литературный материал, послуживший основой для написания сценария к этому фильму, сцены с купанием в море голой девушки не имел. В фильме же эта сцена появилась и то, как она была преподнесена зрителю, заслуживает, на наш взгляд, внимания. Кто видел этот фильм, наверно помнит, что зрителю вначале спокойно, не спеша, показывают плывущую в море девушку. Зритель не видит того момента, когда она входила в воду, но благодаря мастерству оператора, он довольно скоро начинает подозревать, что плавает она без купальника. Будучи слегка заинтригованным, зритель с этого момента начинает с несколько более пристальным вниманием следить за дальнейшим развитием событий на экране. Вот девушка достигает места, где не так глубоко и становится на дно ногами, вода доходит ей до плеч. Далее, тоже не спеша крупным планом показывают её лицо на фоне играющей бликами воды. Вот из воды показались ее плечи. Крупным планом показывают её лицо и плечи. Тут камера снова не спешит, но не спешит до тех пор, пока из воды вот-вот должна показаться её грудь. Тут камера сразу оживает!.. В следующий миг происходит быстрая смена кадра. На мгновение на экране в полный рост показывается вышедшая из воды «русалка», затем сразу сбивается резкость изображения и многозначительно «расплывшись» героиня уходит из кадра. Всё это происходит так быстро, что зритель только и успевает заметить, что плавала она действительно «без ничего». В следующий момент зрителю «великодушно» предоставляется возможность «подсмотреть» из-за камней за вытирающейся и одевающейся героиней, но это уже на почтительном расстоянии и держится она всё это время к зрителю спиной. Заметим, зрителя вначале медленно подводили к тому моменту, когда на экране должно появиться то, что в повседневной жизни является объектом «запретного плода». Зритель, конечно, заинтригован и с напряжённым вниманием ждёт появления «чего-то». Вскоре обещанное «нечто» действительно появляется на экране, но именно тогда, когда зрителю это меньше всего хочется, отсчёт времени изображаемых событий на экране начинает идти на мгновения. Затем визуальный доступ к изображаемому на экране предмету искусственно затрудняется с помощью всевозможных трюков, как то: игра светом, тенью, резкостью изображения, частота смены плана, кадра и т.д. и т.п.. В результате оказывается, что это был всего лишь примитивный трюк из набора тех, с помощью которого авторы дразнили зрителя показом советский клубнички (продолжение следует).

Волна социальной революции 1905 года в России вовлекла в круговорот событий сексуальные отношения. В обществе на какое-то время возник нравственный вакуум:  старая, отжившая свой век религиозная мораль расшаталась, утратила своё былое значение и силу, а новая ещё не утвердилась и люди очутились на перепутьи. В условиях вакуума секс выдвинулся на передовые позиции не только в повседневной, но и в культурной жизни. Пуританские моралисты с ужасом свидетельствовали: «Если на улицах царило насилие, то литература и печать отличались различного вида сексуальными вольностями, изобиловали порнографическими картинками. Повсеместно можно было купить непристойные открытки, порнографическую литературу; не составляло труда посмотреть порнографический фильм».

Возникшие протестные движения говорили о том, что народ устал жить под гнётом религиозного аскетизма, который навязала ему церковь, и спустя тысячу лет после акта Крещения Руси восстал против навязанной ему силой «общественной нравственности». Это была вторая сексуальная революция в России.

Положение осложнялось тем, что эта революция не имела своих теоретиков, своих вождей, которые могли бы внятно объяснить народу происходящее, сформулировать новый нравственный идеал, наметить основные задачи и реализовать их на практике. Ничего такого сделано не было, поэтому сексуальная революция протекала стихийно, в виде возникавших «то там, то сям» протестных движений против религиозных догм и предрассудков, против возникших на их основе бессмысленных запретов. Самым безобидным из них было движение нудистов.

Движение это возникло в Германии. Там в 1903 году была опубликована книга Ричарда Унгевитера «Нагота». Немного позднее учитель, ставший фермером, Пауль Цимерман, который растил своих четырёх дочерей в духе презрения к одежде тогда и там , где в ней не было практической необходимости, открыл первый в мире нудистский кемпинг под названием «Природный парк» в Клингберге у моря. Этот парк быстро завоевал успех у посетителей. Через 20 лет в Германии насчитывалось 50 000 нудистов. Эта идея быстро распространилась в Швеции, в Скандинавии, в Англии. В 1929 году нудисты появились в США. К этому времени нудизм в Германии праздновал свой триумф. В этом году в Берлинском народном театре нудистская труппа показывала водевиль, состоявший из композиции танцевальных и акробатических номеров. Все номера исполнялись артистами без одежды.

В начале века движение нудистов появилось и в России. Сперва это были (как в банях) отдельные мужские и женские пляжи предназначенные для воздушных и солнечных ванн, проведения водных процедур и гимнастических упражнений на открытом воздухе без купальных костюмов. Для более «продвинутых» нудистов устраивались общие бани и пляжи «как в старину». Причём, нудисты выступали не против одежды вообще, а против ношения её там, где никакой практической необходимости в этом, кроме как «ради приличия», не было. То есть, когда одежда была просто глупой помехой.

Становясь нудистом, человек избавлялся от ложной стыдливости, от ложных сексуальных страхов. Он вновь обретал утраченную когда-то «невинность» — способность неэротически воспринимать вид голого тела другого человека в неэротических условиях.

Нудистская община предоставляла её членам возможность реализовать простую и естественную человеческую потребность: «на людей посмотреть и себя показать». Она принимала всех людей такими, какие они есть. Это помогало новичкам избавляться от комплексов собственной неполноценности, а также способствовало формированию не повышенных и нездоровых, а нормальных и естественных сексуальных интересов личности. Первая мировая война внесла свои коррективы и в деятельность защитников «основ христианской веры», и в движение нудистов. «Обиды добрых нравов» на какое-то время забылись и перестали будоражить больное воображение впечатлительных стражей «общественной нравственности».

Но вскоре грянула Октябрьская революция. На карте мира появилось новое государство — СССР, которое Лига Наций поначалу не признавала, поэтому его представители не принимали участия в работе анти порнографического конгресса в Женеве в 1923 году. Да и необходимости тогда такой у нас не было. Принятая в 1917 году Декларация прав народов России положила конец господствующему положению канонического права и религиозной морали и вопрос о защите «общественной нравственности», моду на защиту которой мы однажды переняли у Запада, решился сам собой. С «милицией Христа» нам было совсем не по пути. К тому же, большевики вначале не выдвигали никакой этической доктрины в качестве господствующей, поэтому при принятии первых советских Уголовных кодексов 1922 и 1926 гг. авторы вообще отказались от выделения «общественной нравственности» в качестве самостоятельного объекта уголовно-правовой охраны. Соответственно, в новом законодательстве не было статей, специально предусматривавших ответственность за порнографию. Зато была статья за нарушение правил  размножения и выпуска в свет печатных произведений, а равно правил фотокиноцензуры. И было распоряжение Ленина «.. изъять порнографию и книги духовного содержания, отдав их в Главбум на бумагу». Порнография и религиозная литература одинаково расценивались вождём как контрреволюционная идеология и пропаганда.

В то же время, в 20-ые годы отношение советской власти к сексуальности внешне выглядело нормальным. Наряду с социальной в стране началась и активно протекала третья по счёту сексуальная революция, по поводу которой В.И. Ленин прозорливо писал: «В области брака и половых отношений близится революция, созвучная пролетарской революции». Преодоление религиозных воззрений на сущность половых отношений в советском обществе привели к признанию допустимыми фактических, т.е. гражданских браков и половых связей, возникающих для удовлетворения индивидуальной половой потребности. Возобновилось и стало более массовым движение нудистов. Но и эта революция продлилась не долго: уже к 1926 году началось её торможение, а к началу 30-х годов пуриатнская идеология снова взяла верх.

Причина поражения сексуальной революции была всё та же: отсутствие своих вождей, отсутствие единой программы, единой тактики и стратегии, грамотных лозунгов и пр..Плюс явные просчёты и обыкновенные перекосы, без которых, видимо, не может обойтись ни одно новое начинание. Например, те же нудисты своим появлением в голом виде в неподходящих местах с лозунгом: «Долой стыд!» больше пугали новую власть, чем располагали её к себе.

В 1934 году, после выхода из Лиги Наций фашистской Италии и Германии, Сталин принял предложение о вступлении в эту организацию, что сопровождалось подписанием международных договоров и соглашений. В результате, 1 апреля 1934 года в Уголовном кодексе СССР, в редакции 1926 года, появилась статья, карающая за мужеложство, с санкцией от трёх до пяти лет лишения свободы, а при отягчающих обстоятельствах — до восьми лет. В числе других документов, которые СССР тогда подписал, была и международная Конвенция о пресечении обращения непристойных изданий и торговли ими, в русском тексте которой слово «непристойных» было заменено словом «порнографических». Юридического определения понятию «порнография» не дали. Тем не менее, в развитие положений этой конвенции 25 ноября 1935 г. был издан соответствующий закон, в УК РСФСР появилась соответствующая статья № 182 - 1, с санкцией до 5-ти лет лишения свободы, и таким образом борьба с порнографией, прерванная на некоторое время Октябрьской революцией, вновь возобновилась и стала ещё более жестокой, чем была в дореволюционной России. Подписав эту конвенцию и другие международные документы антисексуальной направленности, Сталин-семинарист фактически выразил симпатию инквизиторскому стилю руководства страной (за малозначительный проступок следовало суровое наказание), а также приверженность идеалам религиозного аскетизма, но открыто партия заявила об этом лишь на 22-ом съезде КПСС, когда заимствованный у пуритан идеал «моральной чистоты» был ею прямо вписан в моральный кодекс строителя коммунизма. Случаи внебрачных связей рядовых партийцев официально стали рассматриваться как признак моральной неустойчивости личности и становились предметом разбирательства на партийных собраниях.

Советских людей вновь стали преследовать за употребление в общественных местах «нецензурных слов и выражений». Первый раз за это полагался штраф, а оштрафованный дважды в течение года гражданин мог быть привлечён уже к уголовной ответственности «за хулиганство».

В общем, Октябрьская революция не внесла особо радикальных изменений в дело отношения властей к сексуальности вообще, к жанру эротики в частности. Временная оттепель 20-ых годов закончилась возвращением к старым моральным традициям, но в обновлённом идеологическом переплёте. КПСС свергла власть церкви, но заняла сама её место в деле борьбы с «развратом» и продолжила антисексуальные репрессии, поэтому третья сексуальная революция под натиском новой власти снова захлебнулась. На смену воинственным, религиозным фанатам прошлых лет пришли не менее воинственные охранители коммунистический морали, одержимые маниакальной страстью борьбы за «охрану общественной нравственности» с той лишь разницей, что выпускники многочисленных зарубежных духовных школ у себя за рубежом выставляли порнографию как результат гигантского антихристианского заговора, инспирированного евреями с целью захвата страны коммунистами. Не менее многочисленные выпускники советских партийных школ, специалисты по агитации и пропаганде, всегда мотивировали эту борьбу желанием «уберечь сознание советских людей от разлагающего воздействия буржуазной идеологии и морали»!

Раньше и в Европе, и у нас, в Росии, в домашних, и в городских банях мужчины с женщинами мылись вместе. Баня была одним из не многих мест, где люди могли видеть себя и других голыми в не эротических условиях - где раздевание производилось не из сексуальных соображений. Постепенно христианский мир стал враждебно относиться и к этому невинному обычаю. Церковь учила стыдиться даже собственного обнажённого тела. Особенно это касалось женщин. Священники говорили, что каждая взрослая девушка должна избегать бани, потому что она не должна «себя видеть нагой из чувства стыда». Приверженцы святых книг сильно восставали против обычая смешанных бань: «В такой бане не омывают и не делают чистыми члены тела, а загрязняют их... Ты делаешь из бани зрелище; место , куда ты приходишь, постыднее, чем театр. Вся срамота там обнажается; сбросив одежду отказываются и от телесной чести, и от нравственности.. Женщина должна стыдиться мужчину даже когда она одета. Рассуди, станет ли такая женщина стыдливой, если научится бесстыдно обнажать себя перед мужчинами в банях?». Святые отцы всякое обнажение расценивали как акт эротический и требовали скрывать наготу от глаз верующих.

Начиная с 14-го века запреты на совместные купания начались на Западе. В России подобные запреты официально появились во времена правления императрицы Екатерины Второй, указом которой впервые было предписано владельцам общественных бань в городах устроить раздельные «мыльни» для обоих полов. В указе говорилось: «В особенности в женские бани не должны допускаться никакие другие мужчины, кроме необходимых для услужения, а также художников и врачей, которые пожелали бы изучать там своё искусство».

Волна социальной революции 1905 года в России вовлекла в круговорот событий сексуальные отношения. В обществе на какое-то время возник нравственный вакуум: старая, отжившая свой век религиозная мораль расшаталась, утратила своё былое значение и силу, а новая ещё не утвердилась и люди очутились «на перепутьи». В условиях вакуума секс выдвинулся на передовые позиции не только в повседневной, но и в культурной жизни. Пуританские моралисты с ужасом свидетельствовали: «Если на улицах царило насилие, то литература и печать отличались различного вида сексуальными вольностями, изобиловали порнографическими картинками. Повсеместно можно было купить непристойные открытки, порнографическую литературу; не составляло труда посмотреть порнографический фильм».

Возникшие протестные движения говорили о том, что люди устали жить под гнётом религиозного аскетизма, который навязала им церковь, и спустя тысячу лет после акта Крещения Руси, народ восстал против навязанной ему силой «общественной нравственности». Это была вторая сексуальная революция в России. В отличие от первой, вторая революция была направлена не на подавление естественной сексуальной природы человека, а за её освобождение из под гнёта религиозных догм и предрассудков, против возникших на их основе бессмысленных запретов.

Слабость этой революции заключалась в том, что её участники не имели своей организации, не имели своих теоретиков, своих вождей, которые могли бы внятно объяснить народу происходящее, сформулировать новый нравственный идеал, наметить основные задачи и решить их на практике. Ничего такого сделано не было, поэтому сексуальная революция протекала стихийно, в виде возникавших «то там, то сям» протестных движений. Самым безобидным из них было движение нудистов.

Движение это возникло в Германии. Там в 1903 году была опубликована книга Ричарда Унгевитера «Нагота». Немного позднее учитель, ставший фермером, Пауль Цимерман, который растил своих четырёх дочерей в духе презрения к одежде тогда и там , где в ней не было практической необходимости, открыл первый в мире нудистский кемпинг под названием «Природный парк» в Клингберге у моря. Этот парк быстро завоевал успех у посетителей. Через 20 лет в Германии насчитывалось 50 000 нудистов. Эта идея быстро распространилась в Швеции, в Скандинавии, в Англии. В 1929 году нудисты появились в США. К этому времени нудизм в Германии праздновал свой триумф. В этом году в Берлинском народном театре нудистская труппа показывала водевиль, состоявший из композиции танцевальных и акробатических номеров. Все номера исполнялись артистами без одежды.

В начале века движение нудистов появилось и в России. Сперва это были (как в банях) отдельные мужские и женские пляжи предназначенные для воздушных и солнечных ванн, проведения водных процедур и гимнастических упражнений на открытом воздухе без купальных костюмов. Для более «продвинутых» нудистов устраивались общие бани и пляжи «как в старину». Причём, нудисты выступали не против одежды вообще, а против ношения её там, где никакой практической необходимости в этом, кроме как «ради приличия», не было. То есть, когда одежда была просто глупой помехой.

Становясь нудистом, человек избавлялся от ложной стыдливости, от ложных сексуальных страхов. Он вновь обретал утраченную когда-то «невинность» — способность не эротически воспринимать вид голого тела другого человека в не эротических условиях.

Нудистская община предоставляла её членам возможность реализовать простую и естественную человеческую потребность: «на людей посмотреть и себя показать». Она принимала всех людей такими, какие они есть. Это помогало новичкам избавляться от комплексов собственной неполноценности, а также способствовало формированию не повышенных и нездоровых, а нормальных и естественных сексуальных интересов личности. Первая мировая война внесла свои коррективы и в деятельность защитников «основ христианской веры», и в движение нудистов. «Обиды добрых нравов» на какое-то время забылись и перестали будоражить больное воображение впечатлительных стражей «общественной нравственности».

После принятия в 988г. акта крещения христианская церковь на Руси стала прилагать усилия к тому, чтобы весь уклад сексуальной жизни в браке и вне его поставить под свой контроль. В древности супругам дано было право расторгать брачные сожительства просто говоря друг другу: «Делай что хочешь» и так расторгать брак. В церковных канонах говорилось: «Глава жён — муж» (Ап. Павел), поэтому после обручения в церкви женщина становилась «принадлежностью мужа» и расторгать брачное сожительство без ведома церкви запрещалось.

У нас нет фактов существования на Руси во времена дохристианские проституции в том виде, в каком она существовала, например, в Древней Греции: с публичными домами, специальными законами, классификацией проституток.

Тотальный диктат христианских законов  предполагал полное подчинение женщины своим душеприказчикам: брату, отцу, мужу, свёкру, помещику, князю, которые распоряжались ими «по своему усмотрению». В России, пережившей набеги викингов, тевтонцев и татаро-монгольское иго, женщины тысячами подвергались насилию, угонялись в неволю, продавались в рабство. С другой стороны, были невольницы и у русских мужчин, которых хозяева заставляли «обслуживать» нужных людей.

Во все периоды истории подобно бродячим ремесленникам, шли по дорогам Руси женщины, оставшиеся в силу тех или иных причин без семьи и крова. Вот они то и занимались проституцией на ярмарках и в кабачках, возникавших вокруг военных лагерей и поселений.

Крепостное право, которое окончательно было закреплено Соборным Уложением 1649 года, а также христианский «Домострой» (свод житейских правил и наставлений 16 века, возникший в среде новгородского боярства и купечества, и защищавший принципы патриархального быта и деспотической власти главы семьи) способствовали окончательному закабалению женщины.
Все иностранцы, пишет Н.И. Костомаров, поражались избытком домашнего деспотизма мужа над женою. В Москве, замечает один путешественник, никто не унизится, чтоб преклонить колено пред женщиною и воскурить пред нею фимиам. Вообще после христианизации Руси женщина стала считаться существом нечистым, поэтому женщине,например, не дозволялось резать животное: полагали, что мясо его не будет тогда вкусно. Печь просфоры дозволялось только старухам. В менструальные дни женщина считалась недостойною, чтоб с нею вместе есть. Авторы «Домостроя» писали: «Что есть женщина? Сеть утворена прельщающи человека во властех, светлым лицом убо и высокими очима намизающи, ногама играющи, делы убивающи, многи бы уязвивши низложи, темже в доброти женстей мнози прельщаются и от того любы яко огнь возгорается...Что есть жена? Святым обложница, покоище змеино, диавол увет, без увета болезнь, поднечающая сковрада, спасаемым соблазн, безисцельная злоба, купница бесовская». После установления на Руси христианских правил русская женщина стала постоянной невольницей с детства и до гроба.
В крестьянском быту, хотя она и находилась под гнётом тяжёлых работ, хотя на неё, как на рабочую лошадь, взваливали всё, что было потруднее, но по крайней мере не держали взаперти. У казаков женщины пользовались сравнительно большею свободой: жёны казаков были их помощницами и даже ходили с ними в походы. У знатных и зажиточных людей Московского государства женский пол находился взаперти, как в мусульманских гаремах. Девиц содержали в уединении, укрывая от человеческих взоров; до замужества мужчина должен быть им совершенно неизвестен; не надо было, чтоб юноша высказал девушке свои чувства или испрашивал её лично согласия на брак. Самые «благочестивые» и «набожные» христиане были того мнения, что родителям следует бить почаще девиц, чтоб они не утратили своего девства. Чем знатнее был род, к которому принадлежала девица, тем более строгости ожидало её: царевны были самые несчастные из русских девиц; погребённые в своих теремах, не смея показываться на свет, без надежды когда-нибудь иметь право любить и выйти замуж, они, по выражению Котошихина, день и ночь всегда в молитве пребывали и лица свои умывали слезами. При отдаче замуж девицу не спрашивали о желании; она сама не знала за кого идёт, не видела своего жениха до замужества, когда её передавали в новое рабство. Сделавшись женою, она не смела никуда выйти из дома без позволения мужа, даже если шла в церковь, и тогда обязана была спрашиваться. Ей не предоставлялось права свободного знакомства по сердцу и нраву, а если дозволялось некоторого рода обращение с теми, с кем мужу угодно было позволить это, то и тогда её связывали наставления и замечания: что говорить, о чём умолчать, что спросить, чего не слышать.

Редко дозволялось женщине иметь влияние на детей своих, начиная с того, что знатной особе считалось неприличным кормить грудью детей, которых отдавали кормилицам; мать в последствии имела над ними менее надзора, чем няньки и дядьки, которые воспитывали детей под властью отца семейства.

Обращение с жёнами было таково: по обыкновению у мужа висела плеть, исключительно назначенная для жены и называемая «дураком»; за ничтожную вину муж таскал жену за волосы, раздевал донага, привязывал верёвками и сёк «дураком» до крови - это называлось учить жену. Такого рода обращение не только не казалось предосудительным, но еще вменялось мужу в нравственную обязанность. Кто не бил жены, о том «благочестивые» люди говорили, что он дом свой не строит и своей душе не радеет и сам погублен будет и в сем веке, и в будущем, и дом свой погубит. Вместе с тем «Домострой» рекомендовал не бить жены кулаком по лицу, по глазам, не бить её вообще железным или деревянным орудием, чтобы не изувечить и не допустить до выкидыша ребёнка, если она беременна; он находит, что бить её плетью и разумно, и больно, и страшно (укрепляет веру и власть!), и здорово, т.е. полезно для здоровья!.. Это нравственное правило проповедовалось церковью всем. И даже самим царям при венчании митрополиты и патриархи читали нравоучения о безусловной покорности жены мужу. Несчастные женщины говорили: «Кто кого любит, тот того лупит, коли муж не бёт, значит не любит».

Положение жены всегда было хуже, когда у неё не было детей, но оно делалось в высшей степени ужасно, когда муж, наскучив ею, заводил себе на стороне любезную. Тут не было конца придиркам, потасовкам и побоям; нередко в таком случае муж заколачивал жену до смерти и оставался без наказания, потому что жена умирала медленно и, следовательно, нельзя сказать, что убил её он, а бить её по десяти раз на день, не считалось дурным делом. Несчастная, чтобы избежать побоев, соглашалась на добровольное заточение в монастырь. Когда жена упрямилась, муж, чтоб разлучиться с немилою-постылою, нанимал двух-трёх негодяев-лжесвидетелей, которые обвиняли её в прелюбодеянии и тогда монастыря уже было не миновать.

Не всегда, однако, жёны безропотно и безответно сносили суровое обращение. Иная жена, бойкая от природы, возражала на его побои бранью, часто «неприличного содержания». Но ещё случалось, что за своё унижение женщины мстили обычным своим способом: тайною изменою. Как ни строго запирали женщину, она склонна была к тому, чтоб «положить мужа под лавку». По свойству человеческой природы рабство всегда рождает обман и коварство.

У зажиточных домовитых людей всё было так устроено, что, казалось, невозможно было сблизиться постороннему мужчине с их жёнами, однако примеры измен таких жён своим мужьям были нередки. Запертая в тереме жена проводила всё время со служанками, а от скуки вела с ними «пересмешные», «скоромные» речи и приучалась располагать своё воображение ко всему «нецеломудренному». Эти служанки вводили в дом разных торговок, гадальщиц, и в том числе таких женщин, которые назывались потворенными бабами, то есть, «что молодые жёны с чужими мужи сваживают». Этих соблазнительниц всегда можно было застать там, где женщины и девки сходились: на реке, где мылось бельё, у колодца, на рынках и так далее. Заводили знакомство со служанками, а через них доходили и до госпож. Вот такого рода женщины были пособницами волокит, и случалось так, что разом одна тайно служила мужу от жены, а жене от мужа.

Хотя блудодеяние преследовалось строго по нравственным понятиям и даже в юридических актах блудники помещались в один разряд с ворами и разбойниками, очень часто знатные бояре, кроме жён, имели у себя любовниц, которых доставляли им потворные бабы, да сверх того не считалось большим пороком пользоваться и служанками в своём доме. По свидетельствам одного англичанина, один любимец царя Алексея Михайловича завёл у себя целый гарем любовниц, и так как его жена этим была недовольна, то он предпочёл лучше отравить её. Вообще же мужчине и не вменялся «разврат» в такое преступление, как женщине.

Между родителями и детьми также господствовал дух рабства, нередко переходивший в слепой деспотизм. Чем «благочестивее» был родитель, чем более проникнут был христианским учением, тем суровее обращался с детьми, ибо церковные понятия предписывали ему быть как можно строже: «Наказуй отец сына из млада, учи его ранами бояться бога и творить всё доброе, и да укоренится в нём страх божий, а если смолоду не научишь - большого как можно научить». Слова считались недостаточными, поэтому автор «Домостроя» советует: «Сына ли имаши, не дошед внити в юности, но сокруши ему рёбра; аще бо жезлом биеши его, не умрёт, но здрав будет, дщерь ли имаши - положи на ней грозу свою». Этот суровый моралист запрещал даже играть с ребёнком.

Жизнь крестьянок всецело тоже принадлежала хозяевам. По отдельным свидетельствам, помещики, приглашая соседей, обеспечивали им сексуальные развлечения за счёт наёмных женщин, либо домашней прислуги. В городах также широко были распространены «блуд и прелюбодеяние». Согласно историческим свидетельствам в годы царствования Ивана Грозного широко практиковались сводничество и содержание «притонов разврата». По свидетельству англичанина Джерома Горсея, сам царь хвастался, что «осквернил» уже тысячу девиц, которых ему исправно поставляли приближённые. Примеру царя следовали и придворные. В среде бедняков были популярны традиционные формы «русского разврата»: в кабаках, в корчмах и банях.

Период правления императора Петра I ознаменовался проникновением в Россию профессиональной «проституции». При Петре в Санкт-Петербурге появились публичные дома, которые содержались иностранцами и имели чёткую организацию, уже отработанную на Западе. В конце XVIII века здесь уже были целые кварталы публичных домов. Они располагались на окраинах города и хозяйками таких заведений являлись, как правило, голландки и немки.

Официальные дома терпимости появились в Санкт-Петербурге уже в 1843г., тогда как в других городах России они были легализованы решением Государственного совета только в 1853 году. В 1844 появились правила для содержательниц публичных домов - «Табель о проституции». Легализация «проституции» сперва повлекла за собой резкий рост домов терпимости. Только в одном Санкт-Перербурге в 1852 году насчитывалось 152 публичных заведения, в которых работали 884 женщины. Развитие процесса либерализации сексуальных отношений повлияло на сокращение рядов профессиональных проституток. К концу XIX века наметилась общая тенденция к сокращению публичных домов и к 1909 году в столице их осталось только 32.

Церковь всегда мешала развитию научного и культурного прогресса в обществе, поэтому в 18-ом веке на Руси продолжилось подчинение церкви государству.

Царь Пётр I, воспользовавшись смертью патриарха Адриана, решил вообще не избирать нового патриарха. При нём была создана духовная коллегия, названная затем Синодом и подчинённая Сенату. Она и стала государственным органом управления церковью.

При Екатерине Второй церковь была окончательно поставлена под контроль государства и стала по существу государственным органом. Её имущество было отобрано в пользу казны, а все церковные иерархи были посажены на государственное жалование, которое платилось им от бывших церковных имуществ.

С этого времени в общественной жизни, а тем более в политике, церковь стала играть второстепенную роль, однако в вопросах нравственности и в сфере сексуальных отношений голос священнослужителей по-прежнему имел первостепенное значение. Эта область жизни российского общества всегда оставалась в ведении церкви и находились под сильным влиянием её догм и предрассудков, поэтому лучи научных знаний в сферу половой жизни долго не проникали и не могли оказать положительного влияния на неё.

Многовековая обработка сознания масс христианскими проповедями о необходимости постоянной борьбы с блудом, в сочетании с наказаниями за непослушание, вселяла в души верующих ложный стыд и ложный страх, на базе которых в людях формировалось враждебное отношение к сексуальности.

Наиболее последовательными борцами с «блудом» на Руси стали скопцы. Поначалу скопчество было одним из ответвлений секты хлыстов, но затем в 18-ом веке оформилось в самостоятельную секту. Члены этой секты не ограничивались только волевым подавлением в себе сексуальности путём истязания себя длительным постом, чтением благочестивых молитв и многочисленными поклонами. Они стали подвергать себя кастрации в честь Иисуса Христа, который подобным образом якобы избавил от плотских искушений себя и своих апостолов. Основоположником секты считается холоп Иванов, завербовавший 13 учеников и впоследствии собственноручно лишивший их мужского достоинства. В последствии настоящим «серым кардиналом» скопцов стал орловский крестьянин Кондратий Селиванов. В своих речах он постоянно цитировал Евангелие от Матвея и таким образом доказывал, что половой акт — страшнейший из грехов и ведёт грешников «на самое дно преисподней».

Вступающий в секту должен был пройти огненное крещение. На первой стадии у мужчин раскаленным прутом отсекались «ключи ада»(мошонка). На второй стадии осуществлялась полная кастрация. Женщинам на первой стадии отрезали соски(малая печать), на второй — груди(большая печать). Затем вырезали малые половые губы и клитор. Члены секты считали себя святыми — спасителями рода человеческого, а Селиванова принимали за очередного Христа, присланного на землю с единственной миссией — кастрировать людей. Они верили, что на земле настанет рай, когда число кастрированных достигнет 144 тысяч(!).

За короткий срок по указанию ближайшего помощника Селиванова некоего Александра Шилова в селе Сосновка Тамбовской губернии члены секты кастрировали более 200 человек. По мнению сектантов, каждый, кто кастрирует не менее 12 человек, после смерти попадёт в рай. По некоторым историческим свидетельствам, Селиванов предлагал операцию даже императору Павлу Первому. По другим данным, в 1804 году тайный советник А.М. Еленский передал государю императору Александру Первому проект о привлечении сектантов на государственную службу, в частности о назначении их на каждый военный корабль, и в каждую дивизию в качестве советников командиров. При главном штабе должен был действовать сам Еленский с двенадцатью пророками, а Богодухновенный Сосуд(Селиванов), разумеется, при государе.

Начало 19-го века было периодом расцвета секты. Только в Петербурге проходили собрания тысяч её приверженцев, в которых участвовали известные люди. Русская православная церковь, видимо, считала деятельность секты «богоугодным промыслом», поскольку сам министр народного просвещения и обер-прокурор Синода князь А.Н. Голицин неоднократно посещал сектантов и помогал им. К Селиванову для получения благословения наведывались и министр полиции Балашов, и петербургский генерал-губернатор граф Милорадович. В Басковом переулке, где в доме купца Ненастьева долгое время квартировал Селиванов, нередко скапливалось до десятка роскошных карет. С 1801 года помимо Петербурга секты скопцов процветали в Костроме, Саратове, Самаре, Томске, Туле и других городах. И только в 1818 — 1919 годах, когда началось массовое кастрирование солдат петербургского гарнизона, правительство забеспокоилось. В 1820 году Селиванова арестовали и сослали в Спасо-Ефимиев монастырь в Суздале. До самой смерти Селиванова в 1832 году этот монастырь служил местом паломничества сектантов, увозивших оттуда как святыни ладанки с волосами и обрезками ногтей Селиванова, пузырьки с водой, которой «батюшка» омывал ноги, лоскутки от подштанников и т.д. Сила убеждения скопцов была так велика, что когда арестовали и заключили в тюрьму одного из предводителей, он сумел даже там кастрировать нескольких узников и двоих стражников. Только в 1834 году секту объявили особо вредной, а с 1842 года изуверский ритуал кастрации стал караться каторгой. Началось массовое бегство приверженцев секты в Сибирь, Турцию, Румынию. В 1865 году в Бухаресте насчитывалось 1609 скопцов обоего пола. К 1871 году их количество возросло до 8375. В Петербурге общины скопцов продолжали существовать долгое время. Последние показательные суды над ними в Ленинграде и Ленинградской области состоялись в 1929 — 1930 годах..

Акты обрезания эрогенных зон в знак принадлежности к «чистой» вере, исповедующей идеалы сексуального целомудрия, издавна практиковались ещё у египтян (не у всех правда), у иудеев после их исхода из Египта и перехода от язычества к монотеизму, и других семитских племён, но не у вавилонян или ассирийцев. Христос и ранние христиане тоже были обрезанными: апостол Павел сообщает, что он был обрезан на восьмой день, также как и Христос. Позднее Павел участвовал в процессе изменения смысла обрезания. По Павлу, чтобы быть христианами, обрезываться не нужно, поскольку эта новая религия отвергала все различия между людьми: расовую принадлежность(иудеи против греков), обрезание(против необрезания), рабство(против свободы) и так далее. Он объясняет членам филиппийской общины, что христианство — это новая религия и советует им остерегаться обрезания. Он указывает последователям христианства в Коринфе на то, что они не должны уделять чрезмерное внимание обрезанию. Если человек обрезан, он не должен пытаться это скрыть; если нет, пусть остаётся необрезанным. Этот вопрос для веры был уже не важен, ибо простое отсекание куска плоти не означало установления связи с Богом. Имело значение только «обрезание сердца», т.е. верность новой религии и возможность достижения идеала аскетизма путём психологической кастрации...Как видим, появление секты скопцов среди верующих в России было явлением закономерным поскольку, во-первых: часть из них всегда считала, что только первосвященники были настоящими праведниками, а последующие учения — это «искривления веры»; во-вторых, — верующие, если это не дряхлые старцы, а от природы одарённые здоровой сексуальной конституцией люди, рано или поздно понимают, что одним усилием воли убить в себе «дьявольские соблазны» невозможно. И коль скоро пути перехода от враждебного отношения к сексуальности к её обожанию в рамках христианства нет, у верующих остаётся единственный выход — кастрация.

Отсюда вывод: последовательное и совершенно искреннее стремление к достижению христианского идеала «моральной чистоты» — это верный путь к духовной (т.е. психологической) или физической кастрации человека.

В современной юридической литературе не дано определение понятию «нецензурная брань», но по умолчанию все понимают, что это выражение является синонимом «мата», «матерщины». Пользуясь имеющейся в нашем распоряжении информацией по теме мата, попробуем дать определение этому понятию, пригодное для использования в юридической практике.

Известно, что в фараоновском Египте действовал свод морально-правовых норм языческой богини Истины, Гармонии, Порядка и Справедливости, имя которой было Маат. Она была как бы министром юстиции и внутренних дел в одном лице. Согласно правилам этого божества жрец, для разрешения возникшего конфликта или наведения элементапрного порядка, призывал на помощь силу богини Маат и буквально «материл» нечистую силу или виновное лицо, «метал громы и молнии».

Примечательно, что аналогом египетской богини Маат на Руси была богиня Правда, имя которой  образовано от слияния двух слов: «Правь» + «дэя», где слово «Правь», говоря современным языком, есть «святая Истина сокрытая в законах Природы и в гражданских законах", а слово «дэя» значит, дух, божество, по-русски, «дева». Слово "Правда" буквально сообщает нам, что это - "Дева по имени Правь, ведающая законами природы и правопорядка". Люди, чтившие и славившие Правду, называли себя православными и любили, отстаивая Правду «резать Правду матку»,  т.е. материться. Не случайно ведь мат до сих пор у нас используется именно как специальное средство (как словесная дубина!) для наведения порядка и является как бы последним аргументом, за которым может последовать более строгое наказание, например, применение физической силы к обидчику или виновному лицу. В арабском языке слово «матт» буквально значит, «порицание, осуждение».

В современном словоупотреблении можно сказать, что:

мат - это употребление народной (языческой) сексуальной лексики в форме ругательства для: наведения порядка,  подавления собственного страха и устрашения кого-либо, выражения злобы, недовольства, обиды, или осуждения, кого-либо/чего-либо..

Мат фактически является средством выражения агрессии. Он может причинить адресату сильную моральную обиду и вызвать в ответ не менее сильную агрессивную реакцию. Но, те же самые сексуальные слова, высказанные не в ругательной форме,    матерщиной не являются!  Употребляемые в прямом смысле они просто обозначают предмет и способны «ласкать слух», «наводить на сексуальные мысли», пробуждать сексуальное желание.

В древности люди знали, что эти слова обладают магической силой и тоже употребляли их в одних случаях в форме ругательства (в форме  мата) для произнесения языческих проклятий и заклинаний, а в других — их произносили для возбуждения половой чувственности во время проведения ритуалов поклонения древним богам любви и плодородия. Чтобы эта лексика не теряла  своей сакральной силы и значимости, в старину её не разрешалось употреблять просто так, всуе, кому попало и где попало. Преимущественным правом на употребление этих слов пользовались языческий Жрец и глава Рода, которые своим поведением показывали членам общины, когда и что можно было затевать: когда суд, когда расправу, когда карнавал, когда свадьбу, когда другие ритуалы, и, соответственно, когда и в каком контексте сексуальную лексику можно было употреблять. А так как Жрецом, главой Рода или Семьи и их защитниками (при патриархате) были мужчины, то со временем стало считаться, что сексуальная лексика - это «мущинские слова».

Русский писатель А. Максимов, этнограф, академик РА, писал: «Собственно браниться, то есть в ссоре обмениваться бранными словами, в народе никогда не считалось чем-то плохим или зазорным. С умным человеком браниться считалось даже хорошо, потому что с ним ума набираешься. А с дураком и мириться, так свой ум потеряешь. Привычка русских часто и говорить, и делать всё с сердцов и, даже не сердясь, ругаться и без всяких поводов браниться — привычка вековечная, досталась нам от предков и укрепилась так, что теперь с нею никак уже и не развязаться. Не помутясь ведь и море не успокоится, без шуму и брага не закиснет, стало быть, без брани, когда далеко ещё не всё у нас уряжено, скроено и сшито, и приходится всё перекраивать, а сшитое распарывать, без брани не житьё, как ни колотись, сколько не мучайся. Соблюдай лишь при этом одно святое, незыблемое правило: языком и щёлкай и шипи, а руку за пазухой держи, хотя, однако, одною бранью и не будешь прав».

Цензура появилась в России в 18-ом веке. С тех пор в юридической литературе мат стали называть "нецензурной бранью". После революции 1917 года церковная цензура прекратила своё существование. Нецензурные раньше слова перестали считаться нецензурными и свободно употреблялись не только «солдатнёй», но и вождями пролетариата. Позднее в СССР вновь стали преследовать за употребление в общественных местах «нецензурных слов и выражений». Первый раз за это полагался штраф, а оштрафованных дважды в течение года могли привлечь к уголовной ответственности «за хулиганство». Тем не менее, мат продолжал существовать и существует у нас до сих пор, несмотря ни на какие запреты.

Мат на войне поднимал солдат в атаку под шквальным огнём противника.

Мат служил анестезией раненым солдатам во время проведения операций в полевых условиях без наркоза.

Мат помогал выполнять и перевыполнять планы на стройках народного хозяйства в послевоенные годы.

Мат царил в кабинетах начальников, которые «давали разгон» своим подчинённым за какие-то нерадивые действия.

Матерились и матерятся до сих пор работники полиции, когда задерживают или доставляют в отделение нарушителей.

И никто себя при этом оскорблённым не чувствует, если применение мата бывает делом справедливым!

Специалисты нашего времени отмечают: «отношение к бранной лексике никогда не было однозначным: одни признавали её употребление вполне естественным, свойственным русскому человеку, другие считали возможным употреблять её только в определённых ситуациях с определённой целью, третьи же (цензура, церковь, правительственные учреждения, официальные инстанции) всячески препятствовали её употреблению» Англичанин А. Флегон, автор книги «За пределами русских словарей» по поводу употребления разных ругательств однажды заметил:

«Может быть при коммунизме они выйдут из употребления, но в настоящее время ни один нормальный русский не считает возможным построить коммунизм без ругательств» (Н.П. Колесников, Е.А. Корнилов. Поле русской брани, Ростов-на-Дону, 1996г.,стр.4, 9,10).

Подводя итог небольшому исследованию понятия «народная сексуальная лексика»,  можем сделать следующие выводы.

1) Употребление сексуальной лексики в ругательной форме — это мат, матерщина, грубая брань, не имеющая эротической окраски. 

2) Употребление той же сексуальной лексики в прямом (не в ругательном) смысле, бранью не является. Оно служит выражением половой чувственности, носит эротическую окраску и представляет собой форму вербального сексуального общения. Применяется для демонстрации сексуального интереса, «сексуальной «озабоченности» говорящего с целью навести адресата на сексуальные мысли и пробудить в нём ответное сексуальное желание.

3) Пётр Пильский в журнале «Вопросы пола» за 1908г. писал: «Меня спрашивают, является ли трёхэтажная русская брань порнографией?..Отвечаю, нет, не является. Потому что трёхэтажная русская брань вселяет не восторг, и сеет не соблазн, а искренний ужас!».

4) Использование мата в сатирическом или юмористическом смысле  снижает потенциал грубости и является деликатной, культурной формой выражения недовольства.

5) В наше время для простой передачи сексуальной информации не эротического содержания принято использовать медицинскую, «стерильную» лексику, которая лишена агрессивной и чувственно-эротической окраски, поэтому теоретически она должна действовать на потребителя нейтрально.

6) Учитывая, что цензура у нас запрещена Конституцией Р.Ф., то и выражение "нецензурная брань", по нашему мнению, должно уходить из употребления в юридической литературе и практике. Юристам будет достаточно признать, что матерщина - это просто грубая брань и переоценивать степень ее общественной опасности, на наш взгляд, не стоит.

Бытует мнение, будто русские — самая сквернословная нация в мире. На самом деле это далеко не так: количество и крепость резких ругательств в языке издавна находится в прямой зависимости от религиозности народа и наличия в этой религиозности крепких языческих корней. У такого очень религиозного народа, как древние евреи, матерные ругательства во времена язычества получили столь широкое распространение и воспринимались так ярко, что после перехода евреев от язычества к монотеизму специальными законами за них была установлена смертная казнь. И проходило это под знаком борьбы с язычеством!

На Руси борьба с язычеством  началась в 988 году после принятия акта Крещения и тоже сопровождалась табуированием различных языческих нравов и обычаев,  одним из которых  был запрет на употребление народной сексуальной лексики. На то, что  русская сексуальная лексика имеет языческие корни прямо указывают авторы церковной литературы, которые «срамные слова» иногда называют «елинскими», поясня при этом, что в христианстве «елинами» принято называть  людей, «совершенно не верующих, поклоняющихся идолам»,  то есть, язычников.

Это позволяет нам предположить, что христианские богословы всегда были хорошо осведомлены о происхождении русского сексуального лексикона и прекрасно понимали сакральное значение матерных слов. Будучи сами верующими, они не сомневались в том, что сексуальная лексика действительно обладает «дьявольской силой». Видимо, христианам нередко приходилось  испытывать на себе разящую силу мата, когда они слышали его  в свой адрес в ответ на приставания к язычникам  с нравоучениями, а также  в ответ на предложение принять крещение. Особенно обидными для христиан были матерные ругательства в адрес их святынь.  Сохранились тексты, где священнослужители образно и довольно точно сравнивают матерщину с «собачьей лаею».

Удивительно, но церковь уже тогда различала разные случаи употребления «срамных слов» и запрещала употреблять их не только в ругательном, но и не в ругательном смысле: «как приложение на игру», поскольку это наводило верующих на сексуальные мысли, пробуждало в них сексуальное желание и  мешало  им соблюдать христианское целомудрие.

Народ не взирая ни на какие запреты оказывал активное сопротивление процессу «христианского окультуривания», благодаря чему на Руси ещё в 16-ом веке сохранялись селения и реки с очень интересными названиями:

-Пезделка — деревня в Тверском уезде;

-Пезделово — пустошь в Угличском уезде;

-Пездлёво —деревня и Пездлёво — селище, а также Пездлёво Долгое, и

-Пиздюрино в том же Тверском уезде;

-Пиздино — пустошь в Ярославском уезде;

-Пиздоклеин — починок в Дмитровском уезде;

-Пиздюрка — речка во Владимирском уезде;

-Наебуха — речка в Звенигородском уезде;

-Еботёнка — в Коломенском уезде;

-Хуйково — деревня в Тверском уезде;

-Хуинков — пустошь-починок,  Угличский уезд;

-Хуянков — починок, Переяславль -Залесский;

-Поиблица — деревня, Тверской уезд и так далее.

Понятно, что просто так «хулиганства ради» названия деревням, речкам и селищам не давались. Значит, произошли эти названия от корней слов с особым,  приличным когда-то смыслом. Со временем все «похабные» по христианским меркам названия речек и поселений повсеместно были переиначены или просто упразднены.

В исторических документах есть указания  на то, что раньше родители в процессе воспитания детей сознательно обучали их матерщине. Они с младенчества приобщали их к языческой традиции и учили с помощью матерщины защищаться от нечистой силы, которую стоило только обматерить, как та разбегалась в разные стороны, ибо боялась матерщины «пуще, чем чёрт ладана». В народе тогда уже точно знали, что мат способен подавлять чувство страха и укреплять боевой дух.

Иностранцев, посещавших Россию в те времена, удивляла откровенность и «циничный» (по их понятиям! ) натурализм русского мата и народной культуры в целом. В 17 веке иностранный путешественник Адам Олеарий с удивлением отмечал, что русские «.. часто говорят о сладострастии, постыдных пороках, разврате и любодеянии их самих или других лиц, рассказывают всякого рода «срамные» сказки и тот, кто наиболее сквернословит и отпускает «срамные» шутки, сопровождая их «непристойными» телодвижениями, тот и считается у них лучшим и приятнейшим в обществе».

Ничего удивительного в этом не было. Просто в Западной Европе процесс христианского «окультуривания» начался на 600 лет раньше. Отсюда и разное представление о правилах приличия у европейцев и у россиян в один и тот же  отрезок  времени.

В противостоянии язычества и христианства сила государственной власти всегда была на стороне церкви и уже к 17-му веку она  успела  добиться многого. Однако  борьба со «срамными словами» продвигалась  не очень:  языческие храмы и идолы в большинстве своём были деревянные и горели хорошо, а вот слова выжечь одними церковными проповедями не получалось.

И тогда в эту борьбу церковь постепенно начинает втягивать  государство.

В царских указах 1647-1648г.г. уже прямо говорилось: «Чтобы на свадьбах песней бесовских не пели и никаких срамных слов не говорили». Тем же, кто ослушается, «..тем людям, за супротивные (т.е. противные) христианскому закону неистовства,  быти от нас в великой опале и в жестоком наказании».

По Соборному уложению 1649 года «за воспрепятствование проведению литургии в храме» полагалась смертная казнь «безо всякой пощады». За матерные богохульства в адрес «бога и его матери», на «честный крест» или на «святых его угодников», полагалась смертная казнь путём сожжения. А если кто-то во время литургии войдя в церковь начнёт говорить «непристойные речи» патриарху, митрополиту, игумену и священническому чину, тому полагалась «торговая казнь» - битьё кнутом на торговых площадях, что тоже было замаскированным видом смертной казни.

Один мемуарист, бывший свидетелем торговой казни в 1832г. так описывает это событие:

"Приговоренных клали на "кобылу" по очереди. Так что в то время, как одного наказывали, все остальные стояли тут же и ждали своей очереди. Первого положили из тех, которым было назначено 101 удар. Палач отошел шагов на пятнадцать от "кобылы", потом медленным шагом стал приближаться к наказываемому; кнут тащился между ног палача по снегу; когда палач подходил на близкое расстояние от кобылы, то высоко взмахивал правой рукой кнут, раздавался в воздухе свист и затем удар. Первые удары делались крест-накрест, с правого плеча по ребрам, под левый бок, и слева направо, а потом начинали бить вдоль и поперек спины. Мне казалось, что палач с первого же раза глубоко прорубил кожу, потому что после каждого удара он левой рукой смахивал с кнута полную горсть крови. При первых ударах обыкновенно слышен был у казненных глухой стон, который умолкал скоро; затем уже их рубили, как мясо.   

Во время самого дела, отсчитавши, например, ударов двадцать или тридцать, палач подходил к стоявшему на снегу полуштофу, наливал стакан водки, выпивал и опять принимался за работу. Все это делалось очень, очень медленно. При казни присутствовали священник и доктор. Когда наказываемый не издавал стона, никакого звука, не замечалось даже признаков жизни, тогда ему развязывали руки, и доктор давал ему нюхать спирт. Когда при этом находили, что человек еще жив, его опять привязывали к "кобыле" и продолжали наказывать. Под кнутом, сколько помню, ни один не умер. Помирали на второй или третий день после казни..." (продолжение следует).

Под выражением «сексуальная лексика» мы подразумеваем основной массив различных слов и выражений, используемых в сфере сексуальных отношений для обмена сексуальной информацией. В зависимости от цели их использования все они делятся на три вида:

а) на слова медицинского сексуального лексикона, обозначающие половые органы человека и их взаимодействие (слова член, пенис, влагалище, вульва, сношение, коитус), не имеющие чувственно-эротической окраски;

в) на слова народного (языческого) сексуального лексикона, так же обозначающие половые органы либо их взаимодействие (слова хуй, пизда, ебать и производные от них), употребляемые в игривой форме для выражения "сексукальной озабоченности", а так же в комическом или юмористическом смысле, которые в пуританском обществе относят к разряду  "ненормативной лексики" и стыдливо табуируют;

с) и те же самые слова народного сексуального лексикона, но лишенные эротического содержания и употребляемые не в игровой, а в ругательной форме для демонстрации злобы, недовольства либо агрессивных намерений, которые в народе называют «матом, матерщиной», а в юриспруденции - квалифицируют как  «нецензурная брань» и преследуют по закону (ст.20.1 КоАП Р.Ф.).

Удивительно, но семантика основных слов народного сексуального лексикона изучена мало. Изучение имеющейся по данному вопросу информации методом логического и интуитивного познания позволяет сделать следующие выводы.
ХУЙ
Слово «хуй» встречается в языках многих азиатских народов и в переводе на русский язык буквально означает: «кол», «столб», «палка», «шишка», «рог». Переводится ещё и как «фараон» или «господин». Родственными словами являются «кий», «куй», «кый». Русские ради приличия вместо слова «хуй» иногда использут немецкое слово «hеrr», что значит, «господин». В египетской мифологии есть божество по имени «Хор», по русски "Гор", в смысле "Рог" (в обратном прочтении). По латыни его именуют «Хорс» или «Хорнс» (т.е.рогатый), которого родила Изида, богиня плодородия, голова которой тоже была увенчана рогами священной коровы.
В религиозном смысле немецкое слово «Hеrr», буквально значит, «Господь», «Бог», а также «Христос» (образовано словосочетанием "herus-is-theos", господин этот - Бог»). Следовательно, грубое по нынешним временам русское выражение «хуй с ним или хер с ним» когда-то было доброжелательным и буквально означало «бог с ним»!
Из сказанного напрашивается вывод, что хуй это нечто или некто, занимающий возвышенное положение относительно окружения.
Известно, что в старину русские люди вместо слова «кто» говорили «хто», вместо «крест» говорили «хрест», а буква «Х» так и называлась «Хер» (алфавит читался «Аз», «Буки», «Веди», «Глагол»...«Хер»).Буква (Х) была отличительным знаком «Господина», «Владыки» у языческих Жрецов, Волхвов. Видимо в древности, когда кто-либо из рядовых членов рода проявлял нервозность, психическую неуравновешенность, «закатывал истерику», его посылали «на Хуй» (буквально, на кол), что означало пожелание смертной казни на ритуальном Колу, либо «к Хую», то есть к «Владыке», к «Волхву», чтобы тот «изгнал беса» и успокоил его
В Монголии слово «hui» (звук, образуемый порывом ветра) означает «вращающийся столб ветра» (смерч), а также поставленный вертикально свёрнутый рулон бумаги или чего-либо ещё. Пуштуны тем же словом называют твёрдый нрав, характер. В Китае иероглифы состоят из палочек и других элементов. Первая палочка в их алфавите  рисуется горизонтально (-) и называется «единица». Вторая палочка рисуется вертикально (I) и называется «хуй» (на русский язык переводится как просто «палка»). На рубеже 4 и 3 веков до н.э. в Китае жил философ по имени Хуй Ши, который написал только одно сочинение «Хуй-цзы», которое состояло только из одной главы. «Цзы-хуй» —название первого китайского словаря. В латинском языке «hui!» — это возглас изумления, негодования. Графически на письме этот возглас обозначается восклицательным знаком(!). Удивительно, но семантика (значение) слова «хуй» никакого указания на детородную функцию органа, который мы называем этим словом, не имеет!
ПИЗДА
Со словом «пизда» дело обстоит иначе. Происходит оно от сочетания латинского слова «pisа» (пиза), что значит, «пестик», «плодник» —женский половой орган цветка, который оплодотворяется цветнем, затем образует завязь и плод; и «da» в значении «давать», «порождать», «производить на свет». По сей день мы это слово именно так понимаем и воспринимаем, как слово, обозначающее орган человеческого тела, наделённый функцией «производить на свет плоды», как «детородный орган». Употребление слова «Пизда» применительно к образу человека, к женщине, в переводе означает «Плодородица», «Детородица», «Родительница», а в религиозном смысле — «Плоды дающая», «Дароносица», «Дары приносящая» и «Богородица».
Богородицей в древности была богиня плодородия Изида, которая изображалась с младенцем Гором на руках. Она являлась символом языческой Богородицы. Позднее христиане переняли её образ для написания своих икон с тем же сюжетом. Культ этой богини был очень популярен во времена язычества и в Египте, и в Малой Азии, и в Греции, и в Риме, дошел даже до Галлии и Британии. Имя её состоит из латинского «Isis», «is», что значит «это она» и слова «dea» — богиня (в русском языке Дева). Имя Изида буквально переводится как: «это Она, это — Богиня». По преданию она была покровительницей мореплавателей, рыбаков, супружества и материнства, но в основном известна именно как богиня Плодородия. Основные слова, обозначающие дары моря и земли: рыба, финики, фиги (инжир), плоды гороха, особенно фисташки «pista» (это орех, скорлупа которого трескается надвое и оттуда выглядывает плод) и т.д., образованы от корня «pis». И в таком качестве имя этой богини уже звучит как: «Изида – Пизи-деа — Пизида — Пизда». Недаром ведь Изиду ещё великий Платон называл Лоном всей Природы, т.е. Пиздой всего сущего на Земле!
Кстати, выражение «Пизда с рожками» имеет прямое отношение к Изиде, ибо она обычно изображалась в образе женщины в короне с рогами священной коровы. А ритуальное выражение «иди в Пизду» - это тоже означат пожелание смерти. Человек как бы говорит адресату: «иди туда, откуда пришёл в этот мир», «сгинь», «и больше не возвращайся или возвращайся, но заново рождённым, обновлённым, в улучшенном варианте».
Примечательно, что в России ещё в послевоенное время на рынках южных городов можно было встретить цыганок, которые просили «дядю» «позолотить ручку» и предлагали ему за это погадать, или показать «Богородицу». Если «дядя» соглашался на «Богородицу», женщины отводили его в сторону, окружали кольцом, в середину выходила цыганка помоложе, брала у «дяди» деньги, затем поднимала юбки и показывала ему свою чёрную, пушистую, курчавую «Богородицу». Дело это для неё было несложное: цыганки и теперь ещё не все носят нижнее бельё особенно на юге, и особенно в тёплое время года. На «Богородицу» («дяди» лет 14 - 16) «клевали» часто.
Так уж сотворила нас мудрая Природа, что половые органы мужчины и женщины попеременно выполняют то половую функцию, то функцию отправления естественной надобности, мочеиспускания. Сразу после рождения ребёнка и до момента полового созревания эти органы способны выполнять только одну функцию, «писать». Происходит это слово от персидского «pis» (сточные воды, моча), поэтому и у девочек, и у мальчиков половые органы, сначала одинаково называются просто «писями». Взрослые, когда хотят, чтобы ребёнок «пописал», берут его к себе «на руки», держат за ножки в сидячем положении и шепчут ему на ушко магическое: «пис-пис- пииис». На этот звук у ребёнка включается условный рефлекс мочеиспускания.
И только после полового созревания детские половые органы обретают способность выполнять не только функцию «писи», но и сексуальную функцию: становятся сексуально значимыми и сексуально привлекательными объектами. У девушек они становятся всегда милой и желанной «Пиздой», а у парней — всегда милым и желанным «Хуем», прямое назначение которого «Ебать Пизду».
ЕБАТЬ
Глагол «ебать» равнозначен русскому понятию «владеть», «овладевать». Происходит это слово от языческого бога по имени Баал, что значит, Владыка. В древней Вавилонии Баал (иногда Ваал) был богом плодородия мужского рода, а так же «начальником воинства небесного». Поэтому выражение «Йе-Баал» переводится буквально как «Я-Владыка» или «Я-Голова». Арабское слово «баъал» значит «голова». Кстати, слово «блуд» тоже происходит от «Баал+уд» и значит, «владеть удом», то есть органом. А выражение «творить блуд» буквально значит «овладевать половым органом». Отсюда происходит и слово «блядь», от Баал+ядь (ядь — еда). Блядовать буквально значит, «Баал+ядовать», т.е. ритуально "гулять", "пировать" в честь бога Балла и совершать ритуальные половые акты. Современные наши блядуны и блядуньи — это потомки прежних почитателей бога Баала (Ваала). Заметим, сценарий языческих гуляний сохранился до наших дней в неизменном виде. Мы до сих пор любим на праздниках попить, поесть, потанцевать и затем… перейти к сексуальной программе.
Кстати, слово «дьявол» также происходит от Деа+Ваал. Это языческий демон Ваал (он же Баал), ведавший сексуальными силами Природы. А слово «демон» происходит от Дэа+Мун (dea+moon) бог Луны.
Похоже, что пращуры наши в древности рассматривали половое сношение между мужчиной и женщиной не как отношения пахаря с матушкой землёй, а как военное событие в ходе которого «Хуй» (господин) не «оплодотворяет», не «осеменяет», не «засевает», а как военачальник «овладевает Пиздой». Сакральное выражение «Хуй ебёт Пизду» буквально переводится, как «Бог овладевает Богородицей» или «Бог с Богородицей священнодействует». То же выражение, высказанное применительно к земным людям, может означать «Господин овладевает Детородицей» или «Отец овладевает Родительницей». Кстати, «отец» — это лицо, от яец (яиц) которого ребёнок зачат.
Выходит, что народный сексуальный лексикон, выполняющий в одних случаях эротическую функцию по обмену сексуальной информацией, а в других - функцию ругани, мата, совсем не русского происхождения?! Похоже, что он действительно имел сакральное (священное) значение во времена язычества и относится к индоевропейским языкам.
Примечание
В данной статье слова "Хуй", "Пизда" и "Ебать" употребляются не из хулиганских побуждений, не в ругательном смысле, поэтому матерщиной не являются и не могут квалифицироваться как "нецензурая брань" (продолжение в следующей статье).

Из истории мы знаем, что во времена языческие поклонение сексуальности было весьма распространённым явлением у всех народов мира. После богов Солнца и Огня, боги Любви и Плодородия были на третьем месте по степени популярности. Древняя Русь не была исключением. До 10-го века она была чисто языческим православным государством со своими нормами, обычаями, ритуалами, традициями обожания сексуальности, т.е. со своей сексуальной культурой, сформировавшейся в результате поклонения древних русов своим богам любви, веселья, плодородия: Ярилы, Лады, Леля, Костромы и пр. Это позволяет нам утверждать, что в культуре Древней Руси, как и в других языческих культурах, существовал режим сексуальной теократии.

Сексуальный темперамент славян отличался от темперамента южных народов, но от этого их сексуальная жизнь была не менее активной. Благодаря свободе нравов и тому, что в славянских племенах женщин всегда рождалось достаточно, проблемы реализации сексуального интереса для молодых людей не было. По этой же причине не было замечено у славян и фактов существования педофилии, мужеложства, скотоложства, характерных для Византийской культуры. Именно из Византии информация о многогранности и изощрённости сексуальной жизни вместе с христианством стала проникать на Русь. До этого молодые люди свободно сходились с девушками на игрищах, где собирались представители разных родов и девушки могли совещаться с ними для связи или бегства с целью замужества.

Взрослое население тоже любило не только пировать, но и веселиться с женщинами. Иностранные летописцы отмечали любострастие и гостеприимство славян. По старому обычаю хозяин мог предложить «дорогому гостю» не только кров и пищу, но и жену, взрослую дочь или наложницу, о чём красноречиво говорит автор в песенке:

«А ещё играл я песни в домике твоём;

Запивал я песни да твоим вином;

Заедал я чарку да хозяйскою едой;

Целовался сладко да с хозяйскою женой».

У славян не возбранялось многожёнство. Материально обеспеченные мужчины могли иметь по две-три жены, а также наложниц (любовниц), дети которых имели равные права с остальными детьми главы семейства.

В 988 году князь Владимир Святославович на манер древнеримского императора Константина принял крещение и с этого момента на Руси началось насильственное насаждение христианства в ортодоксальной его форме. До этого русские познавали бога как все язычники «по стихиям Природы», т.е. по законам Природы. Познавая эти законы, язычники учились жить в согласии с ними. Таким образом в их сознании постепенно формировались основы Естествознания. С приходом христианства их стали заставлять познавать Бога «по учению Христа».

Как известно, христианство сформировалось на базе иудаизма, унаследовало от этой веры свой "Ветхий завет", поэтому христианские миссионеры везде начинали свою деятельность с уничтожения языческой культуры, особенно сексуальной её составляющей, т.е. по сути дела с сексуальной революции так же, как делали это иудеи при переходе евреев от язычества к монотеизму. Характерной особенностью этой революции было то, что она была сексуальной по содержанию и антисексуальной по направленности. В её основу был положен христианский идеал сексуального аскетизма, а основной целью было - подавление сексуального интереса, сексуальной активности населения с целью установления режима всеобщего сексуального спокойствия на всех христианских территориях, т.е. режима диктатуры сексуального аскетизма. Проводники и проповедники новой веры сразу потребовали, чтобы вопросы, связанные с заключением брака, а также половая жизнь в браке и вне его, регулировались только нормами церковного права и наставлениями христианских священников.

Церковь регулировала сексуальное поведение своих прихожан посредством чтения проповеди, системы исповеди верующих, а также с помощью церковных судов. Сохранились интереснейшие канонические памятники 13 — 18 вв., сборники «покаянных» или «исповедальных» текстов, состоящих из:

а) описания метода подготовки и проведения исповиди;

б) вопросов, которые священник мог задавать на исповеди каждому прихожанину;

в) примерных текстов исповеди для кающихся;

г) перечня налагаемых на грешников наказаний в виде «епитимий».

В каждой из версий сборников большинство вопросов ориентировано на грехи сексуального характера! Начиная ритуал исповеди священник осведомлялся в том числе о сексуальных жизни верующих и как бы невзначай напоминал при этом, что праведность их души перед глазами Господа в гораздо большей степени будет зависеть от целомудренности их сексуального поведения, чем от других праведных дел.

Сами по себе «вопросники» интересны тем, что часть статей из «Книги правил святых апостол и святых отец» в 17-ом веке вошла в Соборное уложение 1649г., поэтому мы сочли необходимым привести в качестве примера тексты, датируемые 16-ым веком:

«Если кто впадёт в блуд в святой день, или в господский праздник, или в воскресенье блудит — грех злой сотворит тем, да приимет епитимью 6 дней, а поклонов - по 30 на день».

«Грех есть сзади блудить с женою, это языческое. Епитимья - 40 дней, сухоядение. Если же не откажется от своего поступка, значит он чужой веры».

«Грех есть говорить срамное слово кому-либо. Епитимья 3 дня, поклонов - 60 в день».

«Грех есть замолвить срамное слово ради похоти - мужу ли, жене ли. Епитимья - 50 дней, поклонов - по 100 на день».

« Грех есть сказать срамное слово, хуля святые книги, проповедующие воздержание и осуждающие приложение на игру. Епитимья - 2 года, поклонов - по 150 на день».

« Грех есть ручной блуд в свою руку или в чужую. Епитимья - 3 года, поклонов - по 100 на день».

«А иные многие со своими жёнами что творят! В задний проход или то же спьяну. Епитимья - год, если же не хватит - 3 года, поклонов - по 100 на день».

« А иные кумы с кумами, с ближними блуд творят. Епитимья - 5 лет, поклонов по 100 на день».

«А иные с присными беззаконство творят - в рот дают лобзати уды свои, и сами лобзают срамные же уды. Епитимья - 3 года».

« А иные со скотом, со свиньями, со псы. Епитимья - 3 года, поклонов - по 110 на день».

« А иные с черницами (с монашками), или с попадьями, или с просвирницами блуд творят. Епитимья - 3 года, поклонов - по 150 на день»... И так далее, всего около 70 предписаний и столько же описаний способов «творения блуда» не только в реальной жизни, но даже и во сне, и в мысленных фантазиях.

Те же вопросы для исповеди прихожан в 18-ом веке, которые прямо так и называются «О блудниках»:

-Не согрешил ли блудно прелюбодей? — 13 лет епитимьи и 300 дней поклонов

-Мужеложник? — 26 лет епитимьи и 300 дней поклонов

-Блудник? — 7 лет епитимьи и 300 дней поклонов

-Птицеложник? — 3 года епитимьи и 300 дней поклонов

-Изнасиловал девицу? — 16 лет епитимьи и 300 дней поклонов

-Отец с дочерью? — 30 лет епитимьи и 500 дней поклонов

-Мать с сыном? — 30 лет епитимьи и 500 дней поклонов

-Сын с мачехой? — 20 лет епитимьи и 400 дней поклонов

-С крёстной матерью? — 20 лет епитимьи и 500 дней поклонов

-Брат с родной сестрой? — 14 лет епитимьи и 400 дней поклонов

-С сестрою сводною по отцу или матери? — 12 лет епитимьи и 300 дней поклонов

-Отец с невестой сына? — 11 лет епитимьи и 300 дней поклонов

-Дед с внучкою? — 20 лет епитимьи и 300 дней поклонов

-Отец и сын с единой блудят? — 6 лет епитимьи и 150 дней поклонов

-Зять и тесть с единою блудят? — 5 лет епитимьи и 100 дней поклонов

«Если муж свою жену или чужую блудит в задний проход, даже если по её воле , или неволей; если муж жену на себя пускал, аще ли семена изыдут; если кто со скотом сблудивший, мясо которого в пищу не употребляется, если же скот будет снедной, скотину убить и не есть её;

- не играл ли с кумами до излияния скверны( т.е.спермы);

- не блудил ли рукою или ногою сквозь портки, не давал ли жене языка в рот или другу своему;

- не ступал ли жёнам на ногу с похотью;

- не блудил ли жену свою, а чужую при этом за сосцы держа или ино что;

- не клал ли жене в лоно руку и перст;

- не смотрел ли с похотением женские срамоты в бане и у спящих работных своих и чужих;

- не показывал ли жёнам и мужам детородный уд, не мигал ли жёнам с похотением блудным, не давал ли жене срамный уд целовати, не прикладывал ли нос, бороду, голову к женскому сраму;

- не рукоблудствовал ли своеручно, не рукоблудствовал ли друг с другом, ты — его, а он — твой уд,

не блудил ли жён сзади в передний проход, понеже не лицом к лицу, но по скотски», и т. д. и т. п.. И за всё это полагалось наказание от 1 года (если смотрел с похотением на попадью или дьяконицу), до 80 лет епитимьи (например, за взаимную мастурбацию), хотя возможно в цифре имеется опечатка.

Об отношении простых людей ко всем этим запретам ясно говорится в известной русской поговорке: «Грех, пока ноги вверх, а опустил — так бог и простил»!

После ознакомления с правилами святых отцов возникает естественный вопрос: половая жизнь какого народа изображена в этих текстах?

На первый взгляд кажется, что это жизнь наших предков.
Но тексты-то канонические. Значит, в Россию они были привезены готовыми из Византии. Поэтому, ошибочно было бы полагать, что в них отражена сексуальная жизнь именно русского народа.

Краткие выводы.

Для истории важно отметить, что после акта Крещения Руси христианская церковь, наряду с иными преобразованиями, приступила к реформированию сексуальных отношений общества с целью установления на новых территориях режима диктатуры сексуального аскетизма вместо режима языческой сексуальной теократии. Правовой базой для этого служили церковные нормы, изложенные в книге «Правила святых апостол и святых отец, поместных и вселенских соборов», а также "покаянные" и "исповедальные" тексты, специально предназначенные для регулирования сексуальных отношений верующих.



Процесс образования русского централизованного государства проходил в 14 - 16 веках н. э. В начале этого периода христианская церковь уже представляла собой силу не только поддерживающую государство, но и соперничающую с ним. Возглавлял церковь митрополит, который до 15-го века назначался константинопольским патриархом. В 15-ом веке Греко-российская христианская церковь отделилась от Византии и стала автокефальной, а в 16-ом веке было учреждено патриаршество и с этого момента церковью стал управлять «патриарх всея Руси».

Инициатива отделения от Византии и учреждения на Руси патриаршества всецело принадлежала княжеской власти и была реализована с её помощью. Русские цари получили возможность назначать на патриарший престол людей по своему усмотрению. В обмен на сохранение земельных угодий и их приумножение церковь признала верховенство светской власти. Таким образом, в конце периода образования централизованного государства русские князья под руководством Бориса Годунова поставили церковь под свой контроль.
Однако в 17-ом веке патриарх Никон снова стал поднимать вопрос о равенстве церковной и светской власти и даже о
приоритете церкви над государством. «Духовенство, — говорил он, — есть люди избранные и помазанные Духом святым. Ясно, что тот, кто обязан мечом приводить людей в покорение архиереям, повинен и сам им послушание иметь. Архиерей требует, чтобы царь творил всё по христианским законам; архиерей самого царя венчает на царство и может связать его по заповедям Божьим; священнослужителю обязан исповедоваться царь, а не наоборот; архиерей может, наконец, выступить против царя, не как против законного владыки, но как против отступившего от христианского Закона». Попытка патриарха Никона возвысить церковь над светской властью окончилась его низвержением.

А вступил Никон на московский патриарший престол в 1652 году. Еще до возведения в патриархи он сблизился с царем Алексеем Михайловичем Тишайшим (короновался в 1646г. в возрасте 17-ти лет) на почве строгой набожности и общей симпатии к Византии, которая к тому времени окончательно пала. Подстрекаемые гонцами из Киева, Царь и Никон задумали возродить Византию на территории России. Для этого в сентябре 1648 года царь приступил к реформированию действующего законодательства. Работа по написанию проекта общего свода законов (вместо Русской Правды, Судебника и княжеских Указов) была поручена двум князьям и двум дьякам. Спустя полгода работа была закончена и в январе 1649 года Земское собрание приняло общий свод законов с названием «Соборное уложение 1649 года», куда вошло много церковных статей -"чтобы суд и расправа всем была ровна". С этого момента на Руси фактически прекратил своё существование

Православный Закон и началась мрачная эпоха торжества византийской юстиции, отличавшаяся излишней жестокостью христинских законов.
Если раньше смертная казнь применялась только по закону о кровной мести, то по "Соборому уложению 1649 года" она предусматривалась уже в 36 случаях (путём повешения, отсечения головы, четвертования, сожжения, заливания раскалённого железа в горло). Предусматривалась также торговая казнь (побивание плетьми или батогами), что также было замаскированным видом смертной казни.
Один мемуарист, бывший свидетелем торговой казни в 1832г. так описывает это событие:

"Приговоренных клали на "кобылу" по очереди. Так что в то время, как одного наказывали, все остальные стояли тут же и ждали своей очереди. Первого положили из тех, которым было назначено 101 удар. Палач отошел шагов на пятнадцать от "кобылы", потом медленным шагом стал приближаться к наказываемому; кнут тащился между ног палача по снегу; когда палач подходил на близкое расстояние от кобылы, то высоко взмахивал правой рукой кнут, раздавался в воздухе свист и затем удар. Первые удары делались крест-накрест, с правого плеча по ребрам, под левый бок, и слева направо, а потом начинали бить вдоль и поперек спины. Мне казалось, что палач с первого же раза глубоко прорубил кожу, потому что после каждого удара он левой рукой смахивал с кнута полную горсть крови. При первых ударах обыкновенно слышен был у казненных глухой стон, который умолкал скоро; затем уже их рубили, как мясо.

Во время самого дела, отсчитавши, например, ударов двадцать или тридцать, палач подходил к стоявшему на снегу полуштофу, наливал стакан водки, выпивал и опять принимался за работу. Все это делалось очень, очень медленно. При казни присутствовали священник и доктор. Когда наказываемый не издавал стона, никакого звука, не замечалось даже признаков жизни, тогда ему развязывали руки, и доктор давал ему нюхать спирт. Когда при этом находили, что человек еще жив, его опять привязывали к "кобыле" и продолжали наказывать. Под кнутом, сколько помню, ни один не умер. Помирали на второй или третий день после казни".

Если раньше за церковные провинности церковный суд мог назначить виновному лицу только церковные наказания, так называемые "епитимьи" (чтение молитв, множество поклонов на день, несколько дней или месяцев поста, "сухояста", а также отлучение от причастия и от церкви), то теперь церковные дела мог рассматривать гражданский суд и назначать грешникам за "церковные обиды" торговую или даже смертную казнь путём сожжения.

Однако в реальной жизни искоренение языческой свободы и раскрепощённости проходило на Руси не так легко и просто, как это хотелось государевым мужам, инициаторам «культурного броска» из «варварства в цивилизацию». Христианство несло на Русь чужую веру, чужую мораль, которая несла с собой чужие обычаи и традиции. Свободолюбивые люди веками привыкшие к народным верованиям отцов и дедов не хотели без видимых причин от них отступаться, поэтому процесс христианизации Руси был долгим и кровавым. Сопротивление народа постепенно стало ослабевать лишь когда основные языческие святыни: храмы, капища, погосты были захвачены и превращены в христианские или попросту порушены, а названия праздников и святых мест переименовано и приспособлено к христианским ритуалам.

Но стычки продолжались ещё и в 18-ом веке! Соловьёв С.М. в книге «Сочинения» сообщает, например, что потомки Пургасовой Руси в 1743 году напали на нижегородского епископа Димитрия в селе Сарлеи, Терюшевской волости за то, что нижегородский архиерей Димитрий (Сеченов) велел разобрать языческое кладбище, находившееся подле церкви ( интересно, как церковь оказалась возле языческого кладбища?). За это люди собрались и напали на архиерея, который едва отсиделся в погребе у священника. Димитрий, донося об этом, писал, что бунтовщики — "старые русские идолопоклонники, по-мордовски говорить не умеют, а говорят на ярославском наречии. Премьер-майор Юнгер с командой был отправлен навести порядок. Но толпа его встретила с луками, рогатинами и огнестрельным оружием в числе 1000 человек. Начался бой. Убито 35, живых взято 136, в том числе раненых 31, а в команде ранено 5 человек. Головой у них был Несмеянко Кривой, который за то, что снял с себя крест, расколол икону, отступив от христианства, приговорён к сожжению".

В 17-м веке под обвинение по церковным статьям стали попадать не только язычники, еретики, но и старообрядцы, появившиеся после инициированного Никоном раскола церкви. Раскол произошел следующи мобразом.

Опираясь на дружбу и власть царскую, Никон приступил к церковной реформе: стал вводить в российскую христианскую церковь новые обряды, новую богослужебную литературу и другие новшества без одобрения собора, самовольно. Это послужило причиной возникновения церковного раскола - деления верующих на противников и сторонников реформ. Противники стали называться старообрядцами, а тех, кто последовал за Никоном, народ назвал никонианами. Сам же Никон самовольно назвал свою церковь Православной.
Изменение законодательства в сторону его ужесточения и реформа церкви вызвали раскол и смуту в народе по всей России. За это в 1667 году большой московский собор осудил и низложил Никона, утвердил одобренные царём реформы, а всех противников реформ предал анафеме.

Удивительно, но спустя почти триста лет после никонианских реформ Греко-российская христианская церковь с эпитетом Православная (РПЦ) вновь появилась в России. Случилось это после Октябрьской революции 1917 года, когда произошёл очередной церковный раскол. В 1923 году часть священнослужителей перешла на сторону народа и назвала свою церковь Православной, однако это не спасло её от революционных погромов. Очередное возрождение РПЦ состоялось в 1943 году, когда по указу Сталина в Москве был проведен поместный собор российской Церкви и выбран новый патриарх Московский и всея Руси.


  • Пристальное изучение с позиций логики и истории права понятий Право-Правда-Истина-Закон позволяет сделать вывод, что феномен Православия (ПравдоСлавия)  возник в общинах "словен" и "русинов" как основной принцип обычного права, когда у этих народов утвердился обычай чтить и славить Правду-матушку, помогавшую людям в различных тяжбах и спорах, и отвергать Кривду, покровительницу Лжи и Обмана. Важно отметить, что в древности Правдой назывались не только не содержащие признаков обмана утверждения, но и имеющие силу закона княжеские уставы, грамоты, распоряжения. Само же слово «православие» образовалось от корней слов славянского языческого лексикона: «правь», «дея», «славь» , взятых из сакрального восклицания «Правь-Дева-Славная!». А слово "Правда" произошло от слияния двух корней: "Правь" + "Дея", где «Правь», говоря современным языком, означает, "Истина", а «Дея», значит, «богиня», по-русски "Дева" .
    Слово "Правда" буквально сообщает нам, что это "Дева по имени Правь", т.е. святая Истина, сокрытая в стихиях Природы (земли, воды, огня, воздуха), которую древние люди одухотворяли, и на которой, по мнению древних, держался миропорядок. Чтобы познать такую Истину, требовалось открыть тот или иной природный закон через познание его на уровне обыденного опыта и сформулировать в виде истинного (не ложного) утверждения. Например: "камень тонет в воде», «вода камень точит», «дерево в воде плавает» и пр.. Знание простых истин помогало человеку жить в согласии с Природой, хотя научное их описание и обоснование происходило намного позднее.

    Для управления обществом наши предки создавали законы гражданские, также основанные на Истине, служившей их обоснованием. Так, основанные на Правде гражданские законы становились фактом утверждения справедливого правопорядка. От корня "правь" произошел юридический термин "право" и глагол "править", в значении "управлять".

    Правдой назывались законы у разных народов. В историю они вошли под общим называнием "варварских правд". Известны Вестготская, Бургундская, Салическая, Аллеманская, Баварская и другие правды.

    На Руси также были законы под названием Правда Ярослава, Правда Ярославичей. И когда позднее был составлен сборник законов, ставший конечным результатом кодифицированного развития Древнерусского права, его так и назвали: «Русская Правда». Заметим,  с развитием права в народе появилось осознание необходимости славления (почитания, соблюдения) не только законов Природы, но и гражданских законов.

    Из сказанного ясно следует, что народное (языческое) ПравоСлавие было основным морально-правовым принципом жизни народа Древней Руси, органично связывающим воедино духовную и гражданско-правовую жизнь общества. И коль скоро слово «православие» - это русское слово, то по сути православными в древности становились все правдолюбивые и законопослушные люди, находившиеся под юрисдикцией Русской Правды. Выше мы отмечали, что у народов других стран тоже были свои «правды», но в других языках аналога русскому слову «православие», почему-то, не существует.

    Иноземцы, чтобы остаться на жительство в общинах "словен" и "русинов", должны были принимать на себя обязательство "жить да дела вершить по Правде", соблюдая местные законы, обычаи, традиции. В противном случае им предлагали с миром покинуть общину.

    Любовь к Правде в народе воспитывалась веками. Поэтому однажды слова "православные" и "русские", в значении, "россияне", стали синонимами. Побывавшие в разное время на Руси иностранные путешественники обращали внимание на удивительное правдолюбие русских. Например, Альберто Кампензе в отчете папе Клименту VII писал, что "обман друг друга у них считается ужасным преступлением".

    После принятия в 988 году акта крещения Православный Народ Киевской Руси разделился на людей, которые "отринули Правду", приняли чужой закон, чужую веру и  стали христианами; и на людей, не принявших крещение, остававшихся верными народному Православию. Не принявших крещение Православных людей христианская церковь презрительно называла "варварами", "людьми второго сорта", "язычниками" или просто "неверными".

    Из сказанного понятно, что ещё до принятия акта крещения древняя Русь была истинно Православным государством со своим Православным Законом, основанном на народном обычае чтить и славить законы Природы и гражданские законы в виде "Русской Правды", формировавшем в людях такие замечательные качества, как правдолюбие, правдомыслие и законопослушание. Это была гениальная национальная идея наших предков, которая и теперь ещё не утратила своей актуальности. Понятно ведь, что отказаться от принципа "чтить Правду", на котором должна быть основана вся жизнь истинно Православного общества, включая систему правосудия, и найти ему лучшую замену, практически невозможно.

    Здесь необходимо особо подчеркнуть, что Православные язычники никогда не создавали своих церквей. Христианская церковь с эпитетом "ортодоксальная" пришла на Русь в 10-м веке из Византии для покорения новых территорий. Этот эпитет закрепился за ней после того, как в 325 году на первом Вселенском Соборе христианских общин в городе Никее для организации одинаковой и правильной веры в Бога был принят Символ христианской веры. В 381 году на втором Вселенском соборе Символ веры был дополнен и участники Собора постановили: «Больше Символ веры не изменять».  На греческом языке Символ не изменяемой и правильной христианской веры называется "ортодоксия", что при правильном переводе на русский язык значит, "правоверие" (от правильная вера).

    В 1054 году христианская церковь раскололась на Западную «Римско-Католическую» и Восточную «Греко-Кафолическую» (ортодоксальную) Церковь Христа. После раскола Греческая церковь сохранила свою приверженность Символу правильной веры, поэтому за ней закрепился эпитет "ортодоксальная", с которым она и пришла в Киевскую Русь.

    Сейчас трудно с научной достоверностью сказать: кто, когда и почему  в христианской литературе стал давать вульгарный перевод на русский язык иностранного слова "ортодоксия", придавая ему значение слова "православие"? На ошибочность такого перевода ясно указывает тот факт, что при уравнивании иностранного слова "ортодоксия" с русским понятием "православие" получается, что не только ортодоксальные христиане, но и ортодоксальные мусульмане и ортодоксальные иудеи  также должны называться  православными людьми. Однако в иудейской и мусульманской богословской литературе об этом ничего не говорится. Там слово "православие" вообще не используется, хотя в этих религиях тоже имеются свои символы правильной веры и по этой причине они называют себя по-русски "правоверными", но никак не "православными", что во всех смыслах является правильным.

    Поэтому, начиная с 10-го века и вплоть до учреждения на Руси своего патриаршества, в церковной литературе для обозначения христианской веры и церкви тоже применялся эпитет «правоверная». Но начиная с 15 века церковные писцы, при обновлении старых документов и написании новых, почему-то стали активно заменять термин «правоверная» на термин «православная». И делалось это в период, когда христианская церковь начала вести активную борьбу с «ересью жидовствующих», которая сопровождалась не только исправлением текстов святых писаний и летописей, но и жестокими репрессиями против еретиков.

    Видимо богословы решили изъять из употребления термин «правоверные» и заменять его на термин «православные», чтобы четко дистанцировать себя от «жидовствующих», которые издревле назывались по-русски «правоверными». Вопрос о том, был ли в русском языке термин «православие» еще во времена язычества или его придумали богословы в ходе борьбы с «жидовствующими», остается дискуссионным. Но на ошибочность использования в христианстве русского слова "православие" указывает тот факт, что христианство появились не на Руси, а в Палестине, как ответвление от монотеистической иудейской религии. И основано оно не на почитании законов Природы и российских гражданских законов, как  должно быть в истинном Православии, а на вере в Христа и почитании закона Моисеева. Это ясно показывает, что слова "христианство" и "православие" обозначают два совершенно разных предмета, где один является чисто авраамической религией, а второй - корнями стоит на обычном древнем праве «словен» и «русинов».

    Итак. По результатам небольшого исследования то теме «православие или правоверие» мы вполне объективно можем сделать вывод:

    1) ПРАВОВЕРИЕ (правая, истинная вера) - это русский религиозный термин, образованный путем соединения слов ПРАВО (Правда,Истина, Закон) + ВЕРА. В иудаизме, в восточном христианстве греческого исповедания и в мусульманстве он обозначает принятый на веру закон Моисеев, Евангельский Закон и закон Ислама.

    2) ПРАВОСЛАВИЕ - русский гражданский термин, образованный сочетанием слов ПРАВО (Правда, Истина,Закон) + СЛАВА . По смыслу он обозначает славление законов Природы и гражданских законов в виде Русской Правды.

    3) Учитывая, что законы Природы постигались людьми через практический опыт повседневной жизни, а не принимались на веру, то ПРАВОСЛАВИЕ - это ЗНАНИЕ законов, а НЕ ВЕРА в них. По этой причине термин «православие» нельзя использовать в интересах какой-либо веры: иудаизма, христианства, мусульманства или других, чтобы не создавать путаницы в понятиях. Ясно ведь, что прежде чем славить Бога, надо в него уверовать, поэтому во всякой религии главным является вопрос веры в Бога, а не его Славы.

    Следовательно, во имя торжества принципа справедливости и укрепления собственного авторитета действующая ныне в Р.Ф. Русская Православная Церковь, стыдливо удалившая из своего названия имя Христа и присвоившая себе «для пользы дела» благозвучный титул "Православная", должна пройти процедуру государственной перерегистрации и присвоить себе правильное название"Российская Правоверная (ортодоксальная) Церковь Христа», то есть, «РПЦХ», (как это было в старину и как до сих пор называется церковь в Греции), чтобы далее не вводить никого в заблуждение словом "Православная", поскольку христианская вера и церковь относятся не к русскому, а к авраамическому (еврейскому) духовному наследию, ничего общего не имеющему с русским народным Православием времен язычества.


Христианство возникло в Палестине, но не как новая религия, а как ответвление от иудаизма - национальной религии евреев. Первые христиане по происхождению и воспитанию были иудеи. Свою деятельность христианские первосвященники начали с того, что сделали священную книгу иудеев Танах своей священной книгой, но назвали её иначе: Ветхий завет. Затем, Ветхий завет христиане дополнили Новым заветом, а вместе эти книги составили сборник еврейских сказок и преданий - Библию. Как видим, христианство — это тот же самый иудаизм, но с изменениями и дополнениями. Следовательно, христианство является одной из авраамических религий и относится к национальной духовной культуре евреев.

Крещение — одно из ритуальных таинств христианства, в процессе которого осуществляется обращение в христианство физических лиц.

Чтобы после крещения превратиться в христианина, язычник, например, должен был полностью отказаться от своего прежнего «Я»: он получал христианское имя, принимал христианские законы, обычаи, традиции и начинал новую жизнь в облике христианина. Таким образом, принявшие христианство люди со временем утрачивали свою  прежнюю национальную идентичность и становились ...новыми иудеями.

Первыми под влияние христианских миссионеров обычно попадали женщины. Потом они склоняли к приятию новой веры своих мужей, детей и внуков. Особенно миссионеры старались обратить в христианство руководителей государств, чтобы c их помощью сделать христианство государственной религией.

Первой крупной победой христианства стало крещение Римской империи. Мать императора Константина Великого, Елена (дочь простого трактирщика, ставшая сожительницей цезаря, отца Константина) была христианской и воспитывала сына в уважении к этой религии. Константин же, став единоличным императором 325-ом году, сделал христианство государственной религией, хотя сам принял крещение только на смертном одре в 337г.

Крещение языческого государства (как и физического лица) также сопровождается необходимостью уничтожения всей его прежней языческой культуры. Понятно, что вместе с культурой постепенно прекращало своё существование и языческое государство. Для церкви не имели никакого значения ни национальность верующих, ни их национальная культура. Вот она и не ставила своей задачей их сохранение. Так было в Древнем Риме, так было в Древней Греции, так было и в Древней Руси. Так было везде, куда христианство приходило со своей «миролюбивой» культурной миссией. Уничтожение язычества — одно из основных условий воцарения христианства на новых территориях и это прямо прописано в каноне № 95 книги «Правил Св. Апостол и Св. Отец», которые являются обязательными для исполнения всеми священнослужителями христианской церкви.

Канон гласит:

«Останки идолопоклонства — в изваяниях ли или в каких-нибудь местах, или в рощах, или в деревях, да истребятся. Должны быть сокрушаемы не только изваяния идолов и истребляемы и сокрушаемы жертвенники их, но если какой-нибудь остаток идолопоклонства сохранится, то и он должен исчезнуть, так чтобы памяти о нём не было».

Приходя к власти на новых территориях и следуя требованиям этого канона, христианская церковь повсеместно приступала к физическому уничтожению ценнейших сокровищ истории и культуры: библиотек, храмов, статуй, надгробий, предметов домашнего обихода — всего, что по её мнению имело малейший признак язычества. В результате, римская цивилизация на долгие годы погрузилась во мрак средневековья, озаряемый кострами святой христианской инквизиции, сжигавшей еретиков.

И только когда западное общество осознало, наконец, гибельную сущность христианского «окультуривания», на Западе наступил период освобождения общественного сознания от религиозной догматики и схоластики. Это время историки называют эпохой Возрождения, Реформации, Просвещения.

КРЕЩЕНИЕ РУСИ.

До принятия акта крещения древняя Русь была чисто языческим Православным государством со своим Православным законом, основанном на народном обычае чтить и славить законы Природы и гражданские законы в виде Русской Правды, формировавшем в людях такие замечательные качества, как правдолюбие, правдомыслие и законопослушание.

По преданию в 988 г. во время Корсуньской военной кампании князь Владимир принял крещение, после чего вместе с приехавшим в Киев византийским духовенством он крестил народ на берегах Днепра. Далее, принявшие крещение киевляне по распоряжению князя стали уничтожать свои святыни (капища и иные символы народных верований) и возводить на их месте святыни чужие - христианские храмы, наполненные христианскими святынями.

Для укрепления на новых территориях христианской веры и церкви византийское духовенство хотело сразу же вместе с другими народными верованиями уничтожить на Руси народное Православие.

С этой целью греческие епископы посоветовали князю Владимиру упразднить Православный закон и утвердить закон христианский, а также ввести карательную юстицию по византийскому образцу, чтобы можно было использовать силу княжеской власти для организации репрессий против людей, не желавших принимать крещение.

Говорят, что князь Владимир отнесся к их совету с большим сомнением и неудовольствием. По Православному закону на Руси преступления карались денежными штрафами, "вирами". Смертная казнь была, но только по закону о кровной мести. В целом народное Православие было основано на дедовском обычае, к которому все привыкли, и который простое самоуважение заставляло защищать "против чужаков, хотя бы и учителей в вере". Но, главное было не в этом.

Основная проблема заключалась в том, что при признании князем верховенства христианского закона, власть полностью уходила из его рук и фактически передавалась христианской церкви во главе с византийскими хозяевами. Опутанный паутиной христианских законов русский князь фактически превращался в послушную марионетку Византии.

Видимо, князь Владимир это понимал. Поэтому предложение византийского духовенства об упразднении на Руси Православного закона отклонил, сохранив таким образом независимость своей власти от церковной. Но в то же время он обязал других князей "силой приводить людей в покорение архиереям".

После принятия в 988 году акта крещения Православный народ Киевской Руси разделился на людей, которые "отринули Правду", приняли чужую веру и стали христианами; и людей, не принявших крещение, остававшихся верными народному Православию. Не принявших крещение Православных людей христианская церковь презрительно называла "варварами", "людьми второго сорта", "язычниками" или просто "неверными".

Благодаря сохранению независимости "Русской Правды" от церковного права и активному сопротивлению народа общему процессу христианского "окультуривания" народное Православие продолжало существовать на Руси рядом с христианской верой вплоть до 17-го века. Историки это время называют периодом двоеверия. Но церковный канон №95 в книге "Правила святых апостол, вселенских и поместных соборов, и святых отец" тоже существовал и заставлял христианское духовенство вести борьбу с язычеством. Поэтому борьба такая церковью велась и сопровождалась она не только разрушением языческих капищ и надгробий на погостах. Всякие предметы, имевшие хоть какое-то отношение к язычеству физически уничтожались. Предметы нематериального мира уничтожались методом поглощения: названия народных праздников и святых мест менялись на христианские, а ритуалы языческих обрядов и торжеств приспосабливались к христианскому закону. Так же, как и в Римской империи, с приходом христианства на Русь настроение в обществе стало ухудшаться: вместо народного веселья и радости новая вера несла русским людям скорбь, плач и страдания; мазохистские самокопания и выискивание несуществующих грехов; уныние и бесплодные поиски смысла существования не в реальной, а в загробной жизни.

Куда более страшные последствия крещения Руси были в том, что при объявлении христианства новой религией не принявшие её Православные язычники, которые раньше в своей стране были полноправными людьми, в одночасье превращались в настоящих изгоев. Существовавшая ранее удельная междоусобица в новых условиях дополнилась религиозным противостоянием: сын, например, приняв христианство, мог "с чистой совестью" подняться против отца, а брат — пойти войной на брата. Грабить или даже убивать язычников стало делом богоугодным. Десятками в срубах заживо сжигались "за знакомство с нечистой силой" так называемые "богохульники", "еретики", "знахари", "ворожеи", "кудесники и колдуны". Процесс христианского "окультуривания" русского народа был долгим и кровавым. Он быстро вёл общество к катастрофическому падению нравов. Об этом убедительно свидетельствует нам "Слово" Серапиона, архиепископа Владимирского (умер 1275г.), который, примерно, за 2-3 года до своей кончины в разделе "О маловерии" писал: «Печаль глубокую ношу я в сердце о вас, дети мои! Никак вы не измените дурных своих привычек, всё богомерзкое творите вы на погибель души своей. Правду отринули, любви не имеете, зависть и лесть процветает в вас...Почему о безумии своём не скорбите?

Даже язычники, закона Божьего не ведая, не убивают единоверцев своих, не грабят, не обвиняют напрасно, не клевещут, не крадут, не зарятся на чужое; никакой неверный (язычник) не предаст своего брата, а если кого постигнет беда, то искупят его и в нужде его помогут ему, и найденное на торгу всем покажут.

А мы творимся вернии, во имя Божье крещени есмы и заповеди его слышаще, всегда неправды есмы исполнени, и зависти, немилосердия, братьев своих ограбляем, убиваем, неверным продаём; если бы могли, доносами, завистью свели бы друг друга...».

Перед нами ценнейший документ по истории Древней Руси, датируемый XIII веком, в котором автор даёт нам чёткое описание морального облика язычников и христиан. Удивительно, какой высоконравственный образ не принявших крещение людей описал христианский архиепископ, которого, согласитесь, трудно заподозрить в симпатии к язычникам и как, мягко говоря, не лестно он отзывается о братьях своих, которые были крещены во имя божье и жили по христианским заповедям. Этот исторический документ объективно свидетельствует, что крещение обернулось для Руси национальной катастрофой, сопровождавшейся кровавой междуусобицей на религиозной почве, нравственным разложением принявшего крещение народа и княжеской знати, которая уверовав в Христа и в свою исключительность становилась более жестокосердной и деспотичной.

Спустя, примерно, столетие после принятия крещения Киевская Русь распалась на отдельные княжества, хотя Киев формально продолжал считаться стольным городом вплоть до монгольского нашествия.

Tags:

1) ИУДАИЗМ

Исходный материал получен с сайта

http://schools.keldysh.ru/school1413/religija/iud.htm

Иудаизм - это монотеистическая народная религия евреев. Последователи иудаизма называют себя иудеями. На вопрос, где возник иудаизм, и историки, и богословы отвечают одинаково: в Палестине. До VII в. до н.э. у евреев была другая религия. Она возникла в XI в до н.э. вместе с возникновением классов и государства у еврейского народа. Древнееврейская народная религия, как и все другие народные религии, была политеистической, т.е. языческой. По мнению историков, из источников известен не только век, но и год начала перехода евреев от язычества к монотеизму. Это был 621-й год до н.э. В этом году царь Иудеи Иосия издал указ, запрещающий почитание всех богов, кроме одного, имя которого произносилось по-разному: Йегова, Яхве, Яго. После этого власти начали решительно истреблять следы язычества: изображения других богов уничтожались; святилища, посвящённые им разрушались; евреи, приносившие жертвы другим богам, сурово наказывались, вплоть до смертной казни. Борьба с язычеством в иудаизме была очень суровой. Тем не мене новые цари нередко возвращались к старым традициям: заново строили языческие храмы и места для жертвоприношений, возрождали языческие обряды (например, царь Соломон, царствовавший, приблизительно, с 1050 до 975 до Р.Хр., а также седьмой израильский царь Ахав и его жена Иезавель, возродившая поклонение Ваалу и Астарте, прожившая после смерти мужа ещё 14 лет). Поклонение Золотому тельцу приносило обогащение и процветание Израилю. Но затем приходили новые властители, приверженцы монотеизма, грабили и убивали язычников, а их храмы снова разрушали. Так случилось и с Иезавель, которую избил Ииуй, сын Иосафата. По его приказу её выбросили через окно дворца к воротам в стене города, где она и скончалась под ногами лошадей “..и псы ели её мёртвое тело”. Собственноручно Ииуй убил Иорама, потом “..истребил весь род Ахава и очистил Израиль от идолопоклонства”, но сам до конца так и не смог избавиться от страсти к личной наживе.

Главная конфессия в иудаизме - ортодоксальный иудаизм. На основе этой конфессии сформировалась традиция, которую отличает неистовый религиозный накал и непримиримая нравственная суровость.

Основные доктрины иудаизма изложены в трёх книгах. Самая главная, самая почитаемая книга -Тора, что в переводе с иврита значит, Закон. Вторая книга — Танах, третья книга — Талмуд. Иудаизм стал важным идейным источником для двух самых больших религий мира - для христианства и ислама. Две главные священные книги иудаизма, Тора и Танах, стали священными для христиан. Многие идеи этих книг были повторены также в священной книге мусульман - Коране.

Profile

expert1900
expert1900

Latest Month

May 2017
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow